Христадельфиане - официальный сайт
Молитва
3. Восемь молитв Моисея

Первая из них (Исх.4) больше напоминает не молитву, а увещевание с целым набором извинений. Это – Моисей на самом низком уровне своего развития. Кажется, что здесь он проводит разделительную черту между собой и своим народом. «Человек я не речистый… пошли другого, кого можешь послать… они не поверят мне». Хотя, в конце концов, и сделал всё, что ему было приказано сделать.

Какая же разница между этим Моисеем и тем, который поддерживал свой народ в битве с враждебными Амаликитянами, пытавшимися отобрать данную Богом воду, дабы погубить народ его. Но руки Моисея обратились за помощью к небу. Как должно быть болели эти руки… но, несмотря ни на что, Израиль не был оставлен.

Какой контраст с постыдным случаем с золотым тельцом! Гнев Моисея разгорелся. Он разбил скрижали завета. В порошок стер идол и дал поглотить его живой воде. И он же возбудил мужей Левиных к отмщению.

Об излиянии Божественного гнева на Израиль говорится почти как о решенном деле: «И вот, народ – он жестоковыйный; итак, оставь Меня, да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя». Никогда у Моисея не было более сильного искушения, чем это – думать, что через него будет произведен набожный народ, такой непохожий на его родственников, народ, который будет исполнять волю Вседержителя.

Жертва

Но вместо этого он стал изнурять себя постом и молитвой пред Ангелом Господним. Вместо принятия славы он предложил жертву. Себя! «Да не воспламеняется, Господи, гнев Твой на народ Твой… чтобы Египтяне не говорили: на погибель Он вывел их, чтобы убить их в горах». Не была ли честь Бога Израилева безоговорочной? Не обещал ли Он отцам дать землю Ханаанскую в наследство? Моисей умолял с такой силой, которую Израиль вряд ли заслуживал. «И ныне, если оставишь им грех их, оставь…» (церковнославянский). Тут Моисей запнулся, не находя нужных слов, ибо понял, что он ничего не может пообещать от имени такого народа, как этот. «А если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал». Сейчас он был готов жить и умереть со своим народом, от которого не так давно хотел отделиться.

Однако Божественное негодование против этого вечно заблуждающегося народа еще не было успокоено: «Сам не пойду среди вас (в землю обетованную), чтобы не погубить мне вас на пути… если Я пойду среди вас, то в одну минуту истреблю вас». Но Моисей не был склонен принимать такое постановление Вседержителя. Он разговаривал с Господом, «как бы говорил кто с другом своим». Все также упрямо он продолжал умолять Его за этот недостойный народ: «Если не пойдешь Ты Сам, то и не выводи нас отсюда». «И сказал Господь Моисею: и то, о чем ты говорил, Я сделаю, потому что ты приобрел благоволение в очах Моих». Самый опасный инцидент из всех, случившихся в пустыне, был исчерпан.

Теперь Моисей решил, что заслуживает большего. «Покажи мне славу Твою». Как будто он не видел славы Господней раньше, на Синае (Исх.20 и 24). Существует всеобщее убеждение, что Бог ответил на это требование тем, что в подробностях явил имя Господне (Исх.34,6-7). На самом же деле, разве не был отложен показ славы Господней до дня преображения Христа?

Отчаяние

Но тогда же произошло еще одно интригующее событие (Числ.11), когда народ еще раз поддался духу недовольства, а Моисей, с нервами натянутыми до предела, приблизился к опасной черте. Когда он обратился к Ангелу Господню со следующей убедительной речью:

«Для чего Ты мучаешь раба Твоего… что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Разве я носил в чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих?»

Моисей был на грани отчаяния.

«Когда Ты так поступаешь со мною, то [лучше] умертви меня… чтобы мне не видеть бедствия моего».

Но кризис миновал, и Моисей опять обрел присущие ему спокойствие и самообладание. Когда против него в зависти обратились родные брат и сестра, Моисея поддержал своими уверениями Ангел Господень. Однако за пораженную проказой сестру вступился не Аарон – первосвященник и ходатай всего народа, – а Моисей:

«Боже, молю Тебя, исцели ее!» (Числ.12,13; церковнославянский), таким образом устранив еще один кризис.

Народ пришел в Кадес. Теперь до обетованной земли было рукой подать. Однако их, уже хорошо знакомое неверие, вылезло здесь с особой силой:

«Доколе будет раздражать Меня народ сей?… Поражу его язвою, и истреблю его, и произведу от тебя (Моисея) народ многочисленнее и сильнее его».

Моисею опять пришлось испытать заманчивое искушение: сбросить со своих плеч этот груз, а за одно удовлетворить и свои высокие духовные амбиции.

Мольба

Но, вместо этого, он повернулся спиной к этой привлекательной перспективе, и стал усиленно и настойчиво молить за этот никчемный народ. Его доводы, основанные на качествах его Бога, а также на мнении о Яхве в Египте и других землях, оказалось неоспоримы. Могущество и святость Бога Израилева не должны порочиться среди язычников. «И сказал Господь [Моисею]: прощаю по слову твоему».

Невозможно точно сказать, сколько прошло времени после этого до того момента, когда был написан Пс.89, «молитва Моисея, человека Божия». Скорее всего, он был написан в последний год жизни Моисея, ибо описывает проклятое и издыхающее, как мухи, поколение именно тогда, когда на горизонте явственно замаячила земля обетованная, а они были вынуждены умирать, по неумолимому указу небес, не войдя в нее.

Какая же печаль и какая же безысходность слышны здесь!

«Ты [как] наводнение уносишь их; они – [как] сон, как трава, которая утром вырастает, утром цветет и зеленеет, вечером подсекается и засыхает; ибо мы исчезаем от гнева Твоего, и от ярости Твоей мы в смятении. Ты положил беззакония наши пред Тобою и тайное наше пред светом лица Твоего. Все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук».

Милость

Моисей до самого последнего продолжал возлагать свои надежды на милость своего всепрощающего Бога, ибо за многие годы много раз убеждался и видел примеры небесной благодати.

«Обратись, Господи! Доколе? Умилосердись над рабами Твоими. Рано насыть нас милостью Твоею, и мы будем радоваться и веселиться во все дни наши. Возвесели нас за дни, [в которые] Ты поражал нас, за лета, [в которые] мы видели бедствие».

Даже, если этим несчастным не давалось немедленное облегчение, давалась надежда на будущее прощение (что видно из оставшейся части Псалма). Моисей хорошо знал Бога, Которому он служил!

В этой уверенности он даже смог, смотря на Иисуса Навина (образ другого Иисуса), написать Пс.90. Он уже видел в будущем новый Израиль, прославляя в благословенной Богом вере, блаженство нового, и лучше прежнего, народа, чья набожность будет увенчана всеми благами, которые уже сейчас, заранее, утешали его измученную душу.

«За то, что он возлюбил Меня, избавлю его; защищу его, потому что познал имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его; с ним Я в скорби избавлю его и прославлю его, долготою дней насыщу его, и явлю ему спасение Мое».

Грехопадение

Они снова пришли в Кадес. Здесь Бог упрекнул Своего раба за второй удар по скале, удар, показавший слабость Моисея. Можно быть полностью уверенным, что искушение тут было большое и… не было молитвы о получении совета свыше – только возвеличивание себя:

«Послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду?» (Числ.20,10).

И Бог прогневался. Результатом этого плачевного грехопадения стал запрет Моисею войти в землю:

«Впредь не говори Мне более об этом» (Вт.3,26). Последняя молитва Моисея встретила откровенный отказ.

Что могут почерпнуть современные поклонники из ходатайств Моисея?

Иногда его мольбы достигали невероятного, а иногда ничего. Если даже такие люди, с такими высокими побуждениями и таким самозабвенным красноречием испытывали неудачи, то не следует ли сегодняшним, не столь выдающимся рабам Господним, бороться с разочарованием? Трупы павших до сих пор лежат в пустыне, и до сих пор тщетно возносятся молитвы.

И до сих пор на горизонте виднеется Земля Обетованная.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава