Христадельфиане - официальный сайт
Христадельфиане: во что они верят и что проповедуют
10. Господь, искупивший меня

Искупление человека Иисусом Христом рассматривалось со слезами на глазах, обсуждалось среди острых дебатов, сводилось к математическим формулам, оставлялось как непостижимое, и иногда было предметом насмешек. Иные считали, что Господь Иисус преуспел в умиротворении сильно разгневанного Божества, которое до сих пор было рассерженным и ничего не прощающим, и вынудил Его обратить на него Свой взор. Другие рассматривали искупление наподобие системы подъема тяжестей, состоящей из блоков и канатов, посредством которых искупление человека было, так сказать, механически устроено. Еще одни принимали его за духовную деловую сделку, при которой бесценной кровью Христа было заплачено существу, известному как Диавол, для того чтобы гарантировать освобождение грешников из его прочных объятий. Одни находили полезным смотреть на смерть Христа, как на заместительную, а именно, что Христос взошел на крест вместо нас, заплатив таким образом цену за наши личные грехи. А другие рассматривали Его смерть как трагедию, как стечение неблагоприятных обстоятельств и никоим образом не как искупительную.

Где истина? Как можно найти верный путь через этот лабиринт всевозможных измышлений? Как и во всем другом, существует единственно правильный способ, а именно предоставить Библии быть учителем и наставником и подчиниться со смирением дисциплине этого предписания.

Давайте для начала отбросим тот взгляд, что Иисус молился, преклонив колени за нас Богу, чей гнев был причиной того, что Он отвернул от нас Свое лицо. Тайна креста есть любовь: любовь Бога и любовь Его Сына. Чтобы мы ни разбирали, давайте положим эту аксиому в основе: мотивирующая сила искупления есть любовь:

“Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную” (Иоанн 3:16).

“Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками” (Римлянам 5:8).

“…живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Галатам 2:20).

Любовь – причина искупления. Любовь исходит сначала от Бога и уже затем от Сына, которого Он послал в мир. Любовь не может и не должна быть сведена к закону и рассматриваема языком прав и заслуг. Любовь выше и дальше всех соображений. Любовь не обязана ничему, что есть в нас хорошего или заслуженного. Любовь происходит от Бога “человеколюбивого и милосердного”.

Прощение грехов

Вторая тайна креста заключается в том, что он – источник прощения грехов. Это не долг, который покрывается определенными взносами. Это не заместительная жертва, посредством которой кто-то платит цену, чтобы другие могли быть свободными. Нет, крест есть средство прощения, а прощение есть акт милости, а не прав и заслуг по возмещению долга. Поэтому наше понимание искупительной работы Иисуса, Господа нашего, должно допустить полное выражение любви Божией и Его прощения.

Благословения любви и прощения текут к нам по каналам веры в послании Евангелия Христова и принятия нас Богом через Иисуса. Прощение приходит к верующему, когда он лично ищет его и просит об этом определенным Богом образом. Прощение гарантировано, но не является автоматическим. Прощение у Бога, но оно не даруется людям без познания и соучастия с их стороны. Это было бы верно, если искупление походило бы на уничтожение долга или на заместительную сделку, что полностью лишало бы нас необходимости искать прощение.

Библейский подход намного проще и намного лучше отвечает требованию. Прощение приходит к человеку, который верит в Евангелие, приносит плоды покаяния и крестится во имя Иисуса Христа. Писание говорит об этом довольно ясно:

“Петр же сказал им: покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов” (Деяния 2:38).

“Итак, покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши” (Деяния 3:19).

“Итак, что ты медлишь? Встань, крестись и омой грехи твои, призвав имя Господа” (Деяния 22:16).

“Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть… но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная. Ибо возмездие за грех - смерть, а дар Божий - жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем” (Римлянам 6:3,4,22,23).

“Я сораспялся Христу. И уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня” (Галатам 2:20).

Всё здесь последовательно и ясно. Чудесные блага спасительной работы Иисуса текут к нам и действенны для нас, когда мы в вере и раскаянии приходим к Иисусу и соединяемся с Ним в Его смерти через крещение во имя Его. Мы будем разбирать крещение более подробно позднее, а на данном этапе мы заинтересованы установить связующее звено между грешником и Спасителем посредством существенного элемента – крещения.

Мы можем теперь охватить столь важный для каждого из нас вопрос: что могло сделать смерть Иисуса тем средством, благодаря которому мы можем получить прощение и спасение? Мы невероятно слабы и всю жизнь подвержены греху; Он же свят и праведен, верен и безгрешен. Как же возможна связь между Христом и нами?

Здесь лежит удивительный факт. Евангелие ясно говорит нам, что Христос – устроитель моста между Богом и человеком. Он есть Добрый пастырь для заблудших овец, целитель для страждущих. Христос есть свет для находящихся во тьме, жизнь для подверженных смерти:

“Я дверь овцам… кто войдет Мною, тот спасется… Я есмь пастырь добрый: пастырь добрый полагает жизнь свою за овец” (Иоанн 10:7,9,11).

Язык не может найти слова более успокаивающие или ободряющие. Иисус – дверь жизни для всех, “кто войдет” Им, как повсюду говорится в Библии. Когда мы пройдем эту дверь, мы становимся паствой овец. Никакой другой пастырь не подкрепляет свои слова, запечатывая их своей кровью.

В свете этих слов утешения и обетования мы опять невольно спрашиваем: “Как это может произойти?” В чем сила Христа? И другие люди отдавали свою жизнь за друзей или за идею, которая была для них дороже жизни. В чем же отличие Христа?

Агнец Божий

Наиболее интригующая связь существует между словами ‘овцы’ и ‘пастырь’. Мы еще можем понять, почему Иисус назван Добрым пастырем. Но почему же тогда Его называют Агнцем Божиим? Именно здесь лежит сердцевина нашего искупления. Он был пастырем, и в то же самое время был агнцем: Он разделил жизнь овец и знает их нужду в пастыре. Если мы отбросим этот метафорический язык и попробуем выразить эти рассуждения дословно, мы не найдем слов яснее, чем уже сказано в Писании:

“А как дети причастны плоти и крови, то и Он также воспринял оные…” (Евреям 2:14).

Будучи истинным Сыном Божиим, Иисус обладал плотью и кровью. Многие люди считали этот факт спорным; выдвинув идеи, которые помогали им обойти это кажущееся противоречивым заявление. Они говорили, что это только казалось таковым, но не было на самом деле. Данная теория не находит своего подтверждения в Библии, и к тому же она совершенно подрывает всю работу, и даже саму возможность нашего искупления.

Если Иисус обладал плотью и кровью, как говорит Библия, был ли Он действительно искушаем, как и мы? Действительно ли Он умер, как умираем мы? Вне всяких сомнений! Здесь лежит истинная взаимосвязь между Христом и теми, кого Он пришел спасти. Разделив с нами наше естество, Он действительно был подобен нам. Если же не так, Он был бы в некотором роде отличен от нас. Но Библия говорит нам, что именно в этом Иисус был одним “из нас”.

Возьмем, например, вопрос искушения. Библия обеспечивает нас достаточным объяснением этого вопроса, что касается Самого Господа Иисуса:

“Посему Он должен был во всем уподобиться братьям, чтоб быть милостивым и верным Первосвященником… ибо, как Сам Он претерпел, был искушен, то может и искушаемым помочь” (Евреям 2:17,18).

“Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во врем, кроме греха” (Евреям 4:15).

Иисус “преклонив колени, молился, говоря: Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет… и находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю” (Лука 22:42,44).

И подводя под этим черту, Библия говорит:

“Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех” (2 Коринфянам 5:21).

Следовательно, мы делаем вывод, что Иисус не только был назван своими врагами грешником во время позорного судилища, и что Он был “к злодеям причтен”, когда был распят между двумя разбойниками, но, что особенно важно, Он имел ту же самую природу, которая делает грешником всякого обладающего ею. Именно по этой причине природа, которой мы обладаем, названа “плотью греховной” или просто “грешной” (Римлянам 7:20 и 8:4). Источник наших соблазнов, выражаясь простым языком Библии, – сама “греховная плоть”, хотя мы и не виноваты в обладании ею. Христос был “сделан для нас жертвою за грех”, разделив нашу человеческую природу и, хотя без греха, был причислен к грешникам грешными людьми. Он не знал греха, потому что никогда не поддался ему, а не потому, что никогда не был искушаем им.

Для того чтобы связать грех и пленить его, Иисус встретил его в его родной стихии – человеческой плоти. Таким образом, Его победа была как истинной, так и уникальной. Истинной она была в том, что Он победил грех, хотя и был искушаем в нем в точности, как и мы. И уникальной она была в том, что Он был единственно полностью безгрешным, хотя и искушаем. Христос не продемонстрировал праведность и святость каким-то абстрактным образом; Он принес Свою безгрешную жизнь Богу в земном обличии человеческой природы. Это поражающее обстоятельство было чудом веры и праведности, настоящей победой над грехом, и идеальной жертвой Богу:

“Бог послал Сына Своего в подобии плоти греховной в жертву за грех и осудил грех во плоти” (Римлянам 8:3).

Именно поэтому наше искупление не заключается в снисхождении к нам из-за праведности Божией, но наоборот поддерживает и демонстрирует эту праведность. Через Иисуса Бог показывает как неприглядность греха, так и совершенство праведности. Будучи безгрешным в Своем человеческом обличии, Иисус осудил грех в том, что до сих пор было Его непререкаемой собственностью.

Более того, поскольку Его человеческое естество было сохранено безгрешным, был подготовлен путь к изменению этого естества от смертного к бессмертному, от умирающего – к неподверженному смерти. Грех и смерть – две стороны одной медали: одно является результатом другого. Смерть вышла из Адамова греха. Господь Иисус сломал власть греха и отворил дверь в жизнь вечную. Как Он поразил грех своей победой над человеческой природой, которой обладал, так Он поразил смерть, войдя в ее холодные палаты, чтобы затем выйти оттуда победителем.

Иисус разделил полностью слабость нашего смертного естества, наше бремя и слезы, наши страдания и смерть. Ни один из этих опытов не был просто “кажущимся”: всё было в действительности. Он встретил агонию душевной и физической смерти. Он видел, что путь, избранный для Него Отцом, вел к вратам смерти, но Он прошел его, веря в Свое воскресение к жизни вечной. Вот несколько цитат Писания, дополняющих наше рассуждение на эту тему:

“Иисус, утрудившись, сел у колодезя” (Иоанн 4:6).

“Иисус прослезился” (Иоанн 11:35).

“Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! Избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел Отче! Прославь имя Твое” (Иоанн 12:27,28).

“Но, пришедши к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода” (Иоанн 19:33,34).

“Взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши прославление… помыслите о Претерпевшем такое над Собою поругание от грешников” (Евреям 12:2,3).

“Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти…” (Евреям 5:7).

Несомненно, здесь нет никакого места сомнению в реальности каждого из этих элементов страданий и смерти Господа. Как грех и смерть – реальные для нас вещи, таковыми же они были и для Него – врагами, которых предстояло победить в реальной битве.

Именно по этой причине победа была истинной. Он в действительности победил грех и смерть и принес “жизнь и нетление чрез благовестие” (2 Тимофею 1:10).

Смерть Иисуса была в то же время непохожа на любую другую смерть ни по своей реальности, ни по обстоятельствам, окружающим ее. Человек умирает потому, что получил смертельное наследство от Адама и Евы. Говоря проще, смерть заложена в самой человеческой природе. К тому же человек добавил к этому и свои личные грехи, делая этим вдвойне справедливым возмездие за грех, которое есть смерть. С Иисусом произошло всё иначе. Определенно, Он умер, потому что был смертным и добровольно подчинился объятьям смерти. Но Он, ни в коей мере, лично не заслуживал ее, так как был праведником. Возможно, именно по этой причине некоторые ошибочно полагают, что смерть Христа была прискорбным несчастьем в спланированной для Него Богом жизни. Но это не так.

Голгофа

Смерть Иисуса была неотъемлемой частью, краеугольным камнем, соединяющим нас с искуплением. Этим актом искушение было полностью побеждено и окончательно осужден грех; полное принесение в жертву собственной личности, окончательное отречение от своеволия человеческой природы. Посмотрите внимательно следующие цитаты Писания и обратите внимание на то, как воля Божия и добровольное подчинение ей Христа встретились на Голгофе. Смерть на Голгофе была высшим проявлением акта смирения, принесение в жертву Агнца Божия, непорочного, как идеальной жертвы Богу:

“С того времени Иисус начал открывать ученикам Своим, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть” (Матфей 16:21).

“Поэтому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять ее; никто не отнимает ее у Меня, но Я Сам отдаю ее: имею власть отдать ее и власть имею опять принять ее; сию заповедь получил Я от Отца Моего” (Иоанн 10:17,18).

“Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас, как и сами знаете, Сего по определенному совету и предвидению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздивши руками беззаконных, убили” (Деяния 2:22,23).

“Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру” (Римлянам 3:24,25).

“Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был и что воскрес в третий день, по Писанию” (1 Коринфянам 15:3,4).

“Всё же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою…” (2 Коринфянам 5:18).

“Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Почему и Бог превознес Его” (Филиппийцам 2:8,9).

“Тогда Я (Иисус) сказал: “вот иду, как в начале книги написано о Мне, исполнить волю Твою, Боже”. По сей-то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа” (Евреям 10:7,10).

Как “свиток книжный” описывает Ветхий Завет Слово Божие. И Слово содержит многочисленные обетования и прообразы о грядущем Христе. Жертвоприношения животных, законы о которых были даны через Моисея, также говорили об Иисусе Христе таким образом, что стали ясны только тогда, когда Он пришел, и жил, и умер. Израильтянам до Христа Бог сказал приносить в жертву “агнца без порока”. Вне всякого сомнения, они осознавали разительный контраст между непорочностью животного и своей греховностью, и в смерти животного признавали связь между грехом и смертью. Но они совсем не думали, что ожидаемый Мессия принесет в жертву Самого Себя, безгрешного, чтобы этой идеальной жертвой безупречной человеческой жизни отменить все жертвоприношения:

“Он же, принесши одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога” (Евреям 10:12).

Жертвоприношения до Христа, хотя и учили необходимым урокам и позволяли жертвователю на практике выражать свое раскаяние и желание иметь отношения с Богом, имели в себе существенный недостаток: между приносящим жертву и самой жертвой не было фактически никакой связи, и что более важно, жертва не могла освободить его от греха. Именно по этой причине жертвоприношения повторялись снова и снова и напоминали о грехе, но никогда не освобождали от него. Ритуал этот особо подчеркивал и наглядно демонстрировал затруднительное положение человека и недостаточность самого ритуала, и сами жертвы указывали вперед на что-то лучшее, на определенный день, когда Бог предусмотрит один единственный способ, посредством которого грехи человеческие могут быть прощены:

“Он же (Иисус), принесши одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога” (Евреям 10:12).

Иисус “со Своею Кровью, однажды вошел во святилище и приобрел вечное искупление” (Евреям 9:12).

В отличие от жертвоприношений животных, Христос имел реальную связь с теми, кого Он пришел спасти. Он был одним из нас, хотя Бог и был Его Отцом. Как указывает Ветхий Завет задолго до этого, Он будет из среды Своих братьев (Второзаконие 8:15), и в этом смысле Он будет агнцем из стада. И в то же время Он не будет вести Себя наподобие нас, ибо мы “совратились каждый на свою дорогу” (Исаия 53:6). В то время как о Нем сказано: “Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его” (1 Петра 2:22). Он действительно был агнцем без порока, безгрешным среди грешников. Через Него и только через Него существует действительная связь между Богом и человеком. В безгрешности и искупительной цели Он и Его Отец были одним целым.

В смерти Иисуса провозглашалась праведность Божия. Иисус отверг греховные побуждения плоти и даже до такой степени, что пригвоздил их к дереву через распятие; Он вознес волю Своего Отца превыше всего. Посредством этого через кровь Сына был навсегда открыт животворящий путь к Богу. Жизнь человеческая была отдана Богу в непорочности Иисусом Христом, праведником.

“Как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим” (Римлянам 5:21).

Недалеко от места, где Иисус принял смерть, находится сад, где в скале была высечена могила, в которую до этого еще никого не клали. При наступлении вечера и приближении субботы два человека, Иосиф и Никодим, которые до этого не признавали себя открыто учениками Иисуса, теперь недвусмысленно объявили себя Его друзьями и сторонниками! Спеша, они оказали Господу, которого любили, соответствующие похороны. Закрывая могилу камнем они и не предполагали, что сыграли свою небольшую роль в подготовке сцены для величайшей развязки, когда-либо произошедшей во всей истории человечества.

Пустая могила

Внутри новой могилы лежало тело человека, который был совершенно безгрешен. Казалось, смерть праздновала над Ним свой триумф с той уверенностью, с какой она делала это и над любым другим до Него. Но этот человек, скрепивший своей кровью вечный завет, затрагивал сердцевину величайшего вопроса: если смерть есть наказание для грешников, как она могла одержать победу над праведником? Поэтому Бог, хранящий вечный завет и милость, в Чьих путях нет никакой несправедливости воскресил Его из мертвых “Кровью завета вечного” (Евреям 13:20). Или как сказано в другом месте Писаний:

“Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его” (Деяния 2:24).

“Не оставлена душа Его в аде, и плоть Его не видела тления. Сего Иисуса Бог воскресил” (Деяния 2:31,32).

Бог “воскресил из мертвых Иисуса (Христа), Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего” (Римлянам 4:24,25).

Распятие и воскресение включены в процесс искупления грешного человека. В отличие от нас, Иисус никоим образом не нуждался в искуплении от греха, но, подобно нам, Он нуждался в спасении от смерти, и Бог спас Его, как написано:

“Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти, и услышан был за Свое благоговение; хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию, и совершившись сделался для всех послушных Ему виновником спасения вечного” (Евреям 5:7-9).

Господь Иисус Христос стал новой отправной точкой, новой главой в истории человеческой расы. Первый человек привнес в мир грех и смерть, новый – праведность и вечную жизнь. Мы принадлежим к Адаму по природе своего рождения, мы принадлежим Христу в возрождении через истинную веру.

Смерть и воскресение Господа Иисуса Христа подобны драгоценным камням, сияющим во всем своем великолепии, когда их рассматривают в лучах света. Любимое творение Божие во Христе лежит в сердце Евангелия; здесь находится то, посредством чего гарантировано всё остальное.

Христос есть ключ к исполнению взлелеянных обетований, данных Аврааму, Исааку и Иакову, и затем повторенных царю Давиду. Вся полнота благословений, содержащихся в этих обетованиях, не может быть реализована без искупительной работы Иисуса. Каким другим способом Авраам может получить вечную жизнь? Как может быть вечное Царство Давида без вечного царя на троне? Никто другой, как только Христос, не даст достаточный ответ на эти вопросы. Он один есть царский Сын Давида, Отрасль праведная и Царь и источник бессмертия. Христос есть печать, удостоверяющая вечный завет обетований.

Христос есть всё для детей Божиих, где бы они ни жили и какой бы стадии не достигли в откровении Божьем, когда была зажжена их вера. Вот как прекрасно сказано об этом в Библии:

“Ибо все обетования Божии в Нем ‘да’ и в Нем ‘аминь’, - в славу Божию, чрез нас” (2 Коринфянам 1:20).





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава