Христадельфиане - официальный сайт

ЕККЛЕСИАСТ

Дэвид Бадден

В начальных стихах книги «Екклесиаст» мы видим три титула одного и того же человека: (1) Проповедник, (2) Сын Давидов, (3) Царь в Иерусалиме. Становится ясно, что автор книги имел весьма высокое положение, был богатым и располагал незаурядным разумом и глубокими познаниями. Он без труда мог иметь всё, чем только человек способен был владеть в своей жизни. По этим причинам принято считать, что автором Книги Екклесиаст является Соломон.

Цель написания Книги

Автор ставит перед собой весьма нелегкий и обширный вопрос: в чем заключается смысл жизни? Есть ли в ней вообще какая-нибудь цель? Он рассматривает путь человека с нескольких позиций, а затем предоставляет читателю возможность ознакомиться со сделанными им выводами в двух последних главах своей книги.

Великий круг жизни

В первой главе он размышляет о мимолетности жизни: “Род проходит, и род приходит…”. Подобным образом говорится о солнце: “восходит солнце, и заходит солнце” и о ветре, дующем непрестанно. Автор описывает великий и бесконечный круговорот воды в природе, от которого на земле зависит всё живое и который состоит из дождя, рек, морей, водяного пара и т. д.

Существует, однако, и другой большой круговорот. Каждое поколение людей, живущих на земле, совершает свои ошибки, не желая при этом научаться из истории прошлых поколений. “Нет памяти о прежнем…”. Все мы движемся в одном направлении - от колыбели до могилы, и великая мудрость только лишь подчеркивает тщету и суетность нашего положения. Эйнштейн, который был известным пацифистом, но талант которого оставил свой след на земле в виде раскрывшегося над ней ядерного гриба, служит неоспоримым подтверждением этой горькой истины. Таким образом, ответ на вопрос о загадке жизни обнаруживается отнюдь не в учебных заведениях.

Во второй главе автор переносит свое внимание с обучения на искусство и на различного рода удовольствия. Быть может, в этом скрывается хоть какая-то доля смысла? Он исследовал влияние алкоголя (однако при этом оказался достаточно мудрым для того, чтобы не попасть под его пагубное воздействие и не превратиться в его пленника) и нашел, что злоупотребление им ведет лишь к одному концу, и конец этот – погибель. Далее, он пытался найти удовольствие в строительстве, в разведении садов и в сооружении водоемов. Он завел у себя певцов и певиц. Однако, хоть все эти занятия и могли доставить ему какое-то наслаждение, душа его всё равно оставалась стенающей и неудовлетворенной: “Всё - суета и томление духа” (2:11).

Что, в целом, можно сказать о человеческом труде? Способна ли бесконечная деятельность привести человека в удовлетворенное состояние? На этот путь в наше время встают многие “трудоголики”, однако в конце концов они обнаруживают, что сей путь не имеет конца. Сердце никогда не достигает удовлетворения. Автор обращает внимание на то, что беспокойный и неуёмный человек плохо проводит ночь в постели: “…даже и ночью сердце его не знает покоя” (ст. 23). И затем он добавляет: “И это - суета!”

Тут мы начинаем испытывать ощущение, что люди не имеют никакой надежды и являются куклами, управляемыми извне. “…время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать” (3:1-8). Екклесиаст выказывает печаль в стихах 11 и 12: “Всё соделал Он прекрасным в свое время, и вложил мир в сердце их, хотя человек не может постигнуть дел, которые Бог делает, от начала до конца. Познал я, что нет для них ничего лучшего, как веселиться и делать доброе в жизни своей”. Таким образом, мы, очевидно, должны радоваться каждому дню и принимать его таким, какой он есть, и одновременно радоваться своему здоровью и вкушать свою пищу (3:13), принимая ее как дар Божий. Однако в конце своей жизни мы уподобляемся животным, на недолгое время приходящим на землю, и “…кто знает: дух сынов человеческих восходит ли вверх, и дух животных сходит ли вниз, в землю?” (3:19-22).

Будет ли тогда наилучшим отношением к жизни тихое принятие своей участи и стремление оставаться удовлетворенным? “Лучше горсть с покоем, нежели пригоршни с трудом и томлением духа” (4:6-8). Автор размышляет о тщетности накопления богатства, которое затем подвергается растрате от рук других людей, нередко вызывая смертельную вражду и зависть среди тех, на долю которых выпадает участь делить его. В этом подходе есть мудрость, так что и Павел тоже увещевает нас, говоря: “…великое приобретение - быть благочестивым и довольным”. Однако несмотря на то, что такое мышление является весьма хорошим и уместным для применения в повседневной жизни, оно, тем не менее, не дает душе полного духовного удовлетворения.

Приближаясь к главе восьмой, автор размышляет о неизбежности смерти: “…и нет власти у него [у человека] над днем смерти” (ст. 8). Он замечает, что нечестивые и праведные заканчивают свой жизненный путь одинаково в том смысле, что оба нисходят в могилу. Тем не менее, он не упускает из виду мысль о будущем суде и говорит, что хоть суд Божий и не проявляется явственным образом прямо здесь и сейчас, нет ни малейшей причины считать, что, согласно надеждам нечестивых, так будет продолжаться всегда (ст. 11). В самом конце своей книги автор решительно заявляет о том, что суд непременно произойдет: “Ибо всякое дело Бог приведет на суд… хорошо ли оно, или худо” (12:14). Так или иначе, но в сегодняшней жизни нечестивые весьма часто процветают и благоденствуют, в то время как праведный сгибается под тяжким бременем самых разных проблем. И это тоже суета - это несправедливо (8:14).

Таким образом, поскольку наша жизнь представляет собой очень непродолжительный отрезок времени, мы должны использовать каждое ее мгновение самым наилучшим из всех возможных способов. “Всё, что может рука твоя делать, по силам делай” (9:10). В этой главе автор рассматривает роль времени и случая (9:11,12). Этот отрывок очень часто читают лишь наполовину, отчего и происходит его неверное понимание. Здесь отнюдь не говорится о том, что жизнь равносильна игре в кости, но Екклесиаст продолжает свою мысль и говорит далее, что жизнь подобна тому, как “рыбы попадаются в пагубную сеть…”. Здесь речь идет не только о рыбах, но и о рыбаках. С точки зрения рыбы, для нее будет самой настоящей бедой попасться в сети рыбаку и, оказавшись на открытом воздухе, расстаться с жизнью. Однако с точки зрения рыбака то же самое событие является для него наиболее желаемым исходом. Подобным образом и в нашей жизни возникают ситуации и случайные события, порой кажущиеся вовсе незначительными, но в итоге оказывающиеся чрезвычайно важными по своим последствиям. Над всем этим находится Рыболов, который совершенствует наш характер.

Самым наглядным примером тому является поступок Петра. Он был очень сильным и отважным, и готов был умереть за Господа. Ему, как он думал, не требовалось увещевание молиться, дабы не впасть в искушение. Он уже проявил на глазах у всех свою безраздельную преданность, когда в Гефсеманском саду бесстрашно выхватил меч и готов был броситься с ним на пришедшую за Господом толпу (можно видеть, что он позаботился о том, чтобы вооружиться, просто на всякий случай!). Он даже отважился последовать за Христом во внутренний двор. Однако здесь искусный Рыболов приготовил для него такие обстоятельства, при которых могла раскрыться его доселе не проявлявшаяся слабость, так что впоследствии Петр познал свою немощь и нужду в прощении. Небольшая с первого взгляда, но важнейшая особенность того вечера заключалась в том, что “было холодно” (Иоан. 18:18). Если бы ночь была теплой и темной, то Петр мог бы спокойно оставаться в тени стен двора и наблюдать за происходящим никем незамеченный. Однако было холодно и разведенный огонь привлек его к стоявшим рядом с ним слугам. Костер, как известно, излучает не только тепло, но и свет, так что языки пламени осветили всё его лицо сразу же как только он приблизился. Он почувствовал себя одиноким и беззащитным среди этих враждебно настроенных людей. Вдруг одна из стоявших рядом служанок заговорила. Чем всё это закончилось, мы хорошо знаем. Его меч, его храбрость и мужество враз куда-то исчезли перед лицом девушки, бросившей на него пытливый взгляд. После этого происшествия он горько плакал и обратился назад к Иисусу. Однако всё происшедшее случилось благодаря лишь определенной “случайности” и “совпадению”, которое выразилось в том, что та ночь “оказалась” холодной. Во всем этом, несомненно, присутствовала рука искусного Рыболова.

После дальнейших размышлений о разных сторонах человеческой жизни автор приближается к заключительной главе. Он советует молодым помнить о том, насколько коротка жизнь (это предупреждение, однако, доходит до разума крайне редко; когда мы находимся в подростковом возрасте, то кажется, что жизнь будет продолжаться вечно!). Екклесиаст рисует мрачную картину старости и говорит о годах, которые не заключают в себе больше никакого удовольствия, но заставляют ощущать себя старым по крайней мере еще на последующие лет десять. Слабеющее зрение, пропадающая память, уменьшающиеся в числе зубы, невозможность заниматься своими прежде обычными и привычными делами, опасение неудачного падения, потеря волос, потеря рассудка - все эти признаки неизбежной старости собраны в этой главе. Словно образец величайшей поэзии, заключительная глава производит неизгладимое впечатление и не оставляет никакого сомнения в том, что глубокая старость приносит с собой свои собственные беды и несчастья, а конец ее при этом всё равно неизменен - плакальщицы, идущие по улицам города…

Вывод

Итак, какой же необходимо сделать вывод из всего этого? Он, очевидно, заключается в следующих словах: “Выслушаем сущность всего: бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека” (Еккл. 12:13). Только благодаря примирению со своим Творцом и Создателем, только посредством заботы о своей душе ничуть не в меньшей степени, чем о своих телах, мы можем достичь в жизни истинного утешения, спокойствия и удовлетворения.

<<< Вернуться назад