Христадельфиане - официальный сайт

ВАЖНОСТЬ БИБЛЕЙСКОГО КОНТЕКСТА

(Марк Винсент)

В Великобритании, как, возможно, и в некоторых других странах, люди говорят, что прежде чем покупать дом, необходимо самым тщательным образом изучить тот район, в котором он будет находиться. Некоторые даже говорят, что это самый важный момент в покупке нового жилья. Среди фирм, занимающихся куплей-продажей жилья, ходит даже такая шутка: “Существуют три важных аспекта, которые необходимо учитывать при покупке дома, а именно - его местоположение, местоположение и, еще раз, местоположение!” Самый большой дом, каким бы замечательным он не был, едва ли станет хорошим приобретением, если он будет расположен в какой-нибудь нежелательной местности. Таким образом, место и район расположения дома являются ключевым моментом.

Эта идея об окружающих условиях и о местоположении важна и при изучении Библии. Пожалуй, можно было бы даже применить правило “местоположение, местоположение и, еще раз, местоположение!” к этой Книге, или даже перефразировать его на такой лад: “контекст, контекст и, еще раз, контекст!” Например, Библия содержит такие слова: “нет Бога”, но один только беглый взгляд на контекст, в котором употребляется эта фраза, даст нам понять, что это лишь процитированные слова глупца! Давайте вместе попытаемся посмотреть, каким образом и в каких случаях местоположение и контекст играют в Библии чрезвычайно важную роль.

Можно начать с того, чтобы обратить внимание на важность контекста для учения. Сколь часто увлеченные читатели Библии указывали нам на шестнадцатую главу Откровения и на описываемые в ней приключения дракона с тем, чтобы доказать существование дьявола! Да, верно, этот дракон называется дьяволом и сатаной, но затем, в семнадцатой главе, вдруг возникает женщина, которая имеет имя “Тайна, Вавилон великий…”. Существует ли на свете настоящая, реальная женщина с таким именем? Появится ли она когда-нибудь вообще? Конечно же нет. Можно объяснить еще проще и понятнее. В шестнадцатой же главе говорится о трех жабах, которые описываются как “бесовские духи” и которые появляются на сцене вместе с драконом. Должны ли мы понимать их в буквальном смысле и делать вывод о том, что эти самые “духи” приводят к возникновению некого учения, проповедуемого жабами? Все эти наши доводы не доказывают напрямую то, что буквального дьявола и сатаны не существует, однако они показывают насколько глупым является такое “объяснение” учения, при котором считываемые со страниц слова и фразы воспринимаются доподлинно и буквально, а не рассматриваются в общем контексте повествования.

Голословные утверждения о т. н. предсуществовании и о божественности Христа тоже служат неплохим примером. Является ли случайностью то, что подавляющее большинство отрывков, которые приводятся в качестве доказательств этим ложным утверждениям, обнаруживаются в одном разделе Нового Завета? То обстоятельство, что эти отрывки собраны в Евангелии от Иоанна, а три других Евангелия при этом представляют тему происхождения Иисуса совершенно иначе, означает, что мы должны самым серьезным образом задаться вопросами об особенности стиля, используемого Иоанном, и о том, что именно он хочет донести до нас. И вновь необходимо отметить, что это замечание не решает рассматриваемую нами проблему само по себе, однако данный пример опять-таки предупреждает нас о том, каким образом мы должны подходить к ней. Немаловажным будет исследовать местоположение всех этих стихов о якобы имеющем место вопросе о предсуществовании Христа (т.е. Евангелие от Иоанна) и сделать определенные выводы о способе повествования Иоанна, прежде чем принять “окончательное” мнение по вопросу происхождения и естества Христова.

Есть и другие примеры. Правильно ли будет взять, скажем, такой стих из Притч, как “Помысл глупости - грех” (Пр. 24:9) и использовать его в качестве основы для понимания и толкования природы искушения? Оправданно ли будет делать на основании этой фразы вывод о том, что даже сама МЫСЛЬ о совершении чего-либо неверного (вне зависимости от того, была ли она затем осуществлена на практике или нет) является сама по себе грехом? Весьма полезным прежде будет задаться вопросом о том, что именно этот отрывок может означать в контексте окружающих его стихов и глав.

Совсем нетрудно прыгать от одного стиха к другому и делать на их основе преждевременные и скороспелые выводы, выхватывая их из текста такими, как они есть, и забывая при этом не только об основном значении окружающих их отрывков, но даже и о главном, всеобъемлющем учении остальной части Писаний. “Думай прежде чем истолковывать” и “Местоположение, местоположение и, еще раз, местоположение” – это очень полезные правила, которыми необходимо руководствоваться при чтении и изучении Библии.

Вся важность следования этим правилам становится понятной при чтении таких книг Библии как, например, Книга Иова и Екклесиаст. Большую часть Книги Иова составляют речи его трех друзей, однако до тех пор, пока мы не достигнем конца этой книги, мы не узнаем, что все трое говорили о Бог далеко не так верно, как то было угодно Ему. Слова этих троих друзей представляют собой смесь из того, что есть правда, полуправда и чистой воды заблуждение, так что нам, подчас, не представляется возможность распутать весь этот клубок полностью и самостоятельно. Тому, кто попробовал бы доказать что-нибудь, используя в качестве аргумента слова, сказанные одним из друзей Иова, пришлось бы действовать крайне осторожно в этом своем намерении. Книга Екклесиаста представляет собой еще один, несколько иной набор трудностей, однако и она тоже имеет свой индивидуальный стиль, о котором необходимо помнить и который следует понимать достаточно хорошо, прежде чем делать скоропалительные выводы. В этой книге, к примеру, среди используемых приемов можно обнаружить иронию и сарказм, и даже найти обращение к приему противоречия, позволяющему донести до читателя суть того, о чем говорит автор книги. Для нас вполне правильным и приемлемым будет обращаться к этой книге в поисках доказательств для обоснования тех или иных утверждений и истин, однако мы должны быть уверены, что используем правильный подход при объяснении ее текстов.

Книги, составляющие Библию, отличаются друг от друга и не схожи между собой. Возможно, это вполне понятное и ясное утверждение, однако оно способно объяснить еще многое другое, если его принимать во внимание в большей степени. По своему собственному жизненному опыту мы знаем, что чтение газеты отличается от чтения, скажем, новеллы, а чтение официального документа никак невозможно приравнять к чтению комического произведения. Мы питаем совершенно различные ожидания и имеем совсем другой настрой при чтении каждого из этих отличающихся друг от друга образчиков литературы. Да и читаем-то мы их по-разному и для разных целей. Несомненно, что у Слова Божьего есть одна главная цель – соделать нас мудрыми ко спасению и открыть нам истинное знание о Нем Самом, о Его Сыне и о тех, кого Он создал. Однако, принимая это во внимание, необходимо помнить и о том, что Библия в разных своих частях использует для нашего научения разные приемы. Мы не должны иметь один и тот же настрой и одни и те же ожидания когда, к примеру, сперва читаем Закон, а потом переходим к чтению Песней Песен. Это же можно сказать и в отношении посланий и пророков. Все эти разные и отличающиеся друг от друга книги используют разные стили и методы, а потому и воздействуют на читателя по-разному. Они были написаны для разных людей и поколений, были написаны по разным причинам и для разных целей, хотя всё это происходило исключительно по воле Божьей. А раз так, то наряду с размышлениями о том, что именно мы читаем, мы должны думать и о том, где мы это читаем. Таким образом, весь вопрос вновь упирается в понятие о контексте.

Те люди и то общество, которым предназначалась та или иная книга Библии, дают нам некое представление о “местоположении”, которое мы обязаны принимать во внимание. Пророки не изрекали свои слова в пустоту, а послания всегда имели одного или нескольких конкретных адресатов. Будучи читателями, мы, в определенном смысле, выступаем в роли следопытов, пытающихся сложить воедино все детали и мелочи, касающиеся окружения или местоположения, для того, чтобы помочь себе при прочтении описываемых событий, предсказаний и т. п. Такой подход вполне способен оказаться захватывающим и плодотворным, ибо он позволит нам открыть для себя нечто такое, чего мы не замечали прежде и о чем даже не догадывались раньше. Верным является и то, что библейские Писания были адресованы людям, языкам и землям, которые сильно отличаются от всего знакомого и присущего нам в нашей собственной жизни. По этой причине дополнительная литература о библейских традициях и обычаях, а также исторические труды, проливающие свет на этот период, могут оказаться весьма полезными, если их использовать мудро и с должной осторожностью. При этом, однако, мы не должны заходить в своих контекстных изысканиях слишком далеко, ибо, в противном случае, мы можем пропустить мимо своего внимания суть того или иного учения, дающегося нам уже для собственного наставления и духовного роста. Бог написал Библию таким образом, что взору всегда открываются два горизонта: один из них – это контекст, в котором была написана та или иная книга, то или иное послание, и другой – более близкий нам контекст Библии, который одинаково действенен и властен по отношению ко всем Божьим слугам, жившим и живущим во времена, последовавшие за написанием Нового Завета. Несмотря на то, что Библия была написана в условиях чуждой для нас культуры, прелесть и красота этой Книги заключаются в том, что её послание обращено ко всем людям и она по-прежнему властна и сильна в наши дни.

<<< Вернуться назад