Христадельфиане - официальный сайт
Жена Иезекииля

«И было ко мне слово Господне: «Сын человеческий! Вот я возьму у тебя язвою утеху очей твоих, но ты не сетуй и не плачь, и слёзы да не выступают у тебя». И после того, как я говорил поутру слово к народу, вечером умерла жена моя, и на другой день я сделал так, как повелено было мне» (Иез.24:15-18).

Единственное место, где говорится о его жене, это стихи, которые вы только что прочитали. Сам Бог называет её «утехой глаз» её мужа, единственная, но приятная фраза о жене хорошего и преданного пророка; как она этого заслужила, мы рассмотрим далее, но сперва давайте рассмотрим картину в целом.

Иерусалим был осаждён Навуходоносором в 597г. до н.э., а Иехония, все князья, господа, ремесленники и вельможи были переселены в Вавилон, а бедные оставлены в стране (4Цар.14:11-16).

Среди пленников был и молодой священник Иезекииль, которому тогда было лет, может, двадцать пять, рожденному примерно в тот год, когда Иосия возобновил празднование Пасхи. Возможно, он был уже женат, и его жена была вместе с ним; или же он женился на одной из пленниц уже в Вавилоне. Его жена скорей всего была дочерью священника, потому что обычно браки заключались в близком кругу духовных семей, которые жили в особых городах, воздвигнутых в Израиле специально для них.

В Вавилоне пленникам давалась некоторая свобода и поощрялось строительство домов и обустройство жизни, с использованием своих профессиональных качеств и опыта в пользу захватчиков и их самих. Еврейским пленникам дали землю у реки Ховар, которая представляет собой один из многих ирригационных потоков, наполняемых из великого Евфрата и орошающих плодородную равнину за стенами Вавилона. Здесь они сооружали удобное жильё из местных глиняных кирпичей, и вскоре они стали тесным еврейским поселением, строго соблюдающим свои еврейские национальные традиции и измененную форму поклонения, поскольку не имели более возможности приносить жертвы в храме. Очень может быть, что пророк Даниил, теперь ближайший советник вавилонского царя, использовал своё влияние, чтобы обеспечить нормальные условия для своих пленных земляков.

Иезекииль, как священник, был уважаемым членом еврейского общества, и пять лет он и его жена делили жизнь и работу в поселении. Среди пленников выделялись два вида мышления: меньшинство признавало, что их бедствия являются справедливым возмездием за личные грехи и грехи всего народа, а недовольное большинство утвердилось в вере о скором восстановлении своей родины. Это большинство с негодованием отказалось принять предупреждение и совет Иеремии и других верных пророков, а предпочли слушать фальшивых пророков, которые проповедовали то, что было приятно слушать и, продолжая выказывать внешнее усердие и лояльность Богу, тонко маскировали свои безверные сердца и злую практику. Они полностью игнорировали всякие предсказания относительно разрушения Иерусалима и его великолепного храма; и тогда Бог избрал Иезекииля для печальной и болезненной задачи – разрушить их иллюзии явным способом.

Полномочия от Бога

На пятом году плена Иезекииль получил прямое поручение от Бога и с помощью видений он был укреплён для тяжелой работы проповедовать истину своим бунтующим соотечественникам с огрубевшими сердцами. Из уважаемого священника он превратился в подозрительного чужака, в инородное тело среди своих. Его послания от Бога были противоположны тому, что им хотелось слышать и, хорошо зная судьбу других праведных, но не популярных пророков, он имел причину опасаться за свою жизнь. Из-за их крайнего упрямства вся жизнь Иезекииля стала живой притчей. Он уже не ходил свободно, как прежде, а только в редких значительных случаях, когда его деяние имело пророческую важность. У него пропал дар обычной человеческой речи и он только бормотал слова и предостережения от Бога, когда объяснял свои странные поучения, которые с трудом можно было понимать.

Теперь подумаем о женщине, чей чувствительный и верующий муж стал таким необычайно молчаливым пророком. Он теперь проводил большую часть времени закрывшись дома, не имея возможности говорить или слушать, или даже объяснить что он делал и почему. Иногда он покидал дом, чтобы представить одну из своих притчей-пантомим и время от времени разражался предупреждающим пророчеством о судьбе, ожидающей его народ.

Их дом, очевидно, был в центре поселения, так что все могли свободно наблюдать находившихся в нём. Такое впечатление, что когда Иезекииль начинал пророчествовать или показывать свои иносказания с помощью телодвижений, об этом сразу же становилось известно обществу, и старейшие и прочие собирались сюда наблюдать необычное представление; и в самом деле это должно быть стало формой развлечения - угадать, что сделает или скажет пророк дальше. Несомненно, это привлекало людей, но его жене, должно быть, было неприятно видеть в своём подворье постоянное столпотворение разъярённых и скептичных зевак.

Изгнанный и одинокий

Посетители, видимо, собирались в окружённом стенами дворе, но старейшины часто входили внутрь самого дома. Непопулярность посланий должна была отталкивать всех, даже искренних друзей, а поскольку пророк оставался взаперти дома, то его жене приходилось принимать главный удар неизбежных гонений, встречавших её по пути к колодцу или при выполнении ежедневных работ. Это, наверное, была очень замкнутая и расстроенная жизнь, и если бы кто-нибудь из их прежних друзей пришёл в это время и укрепил их руку с верой в Бога, каким это было бы утешением.

Иезекииль в это время сильно зависел от любви и симпатий своей жены, ему были необходимы её терпение и понимание. Её ободрение, поддержка и практическая помощь реально облегчали его бремя, и как могла она, добрая, хорошая женщина, давала ему всё это, за что Бог и назвал её «утеха глаз твоих» после четырёх лет этой трудной жизни.

Подумайте о продолжительном неудобстве, которое они претерпели, когда ему пришлось лежать триста девяносто дней на одном боку и сорок на другом, это более четырнадцати месяцев! И всё это время ему пришлось быть на голодной диете – осадной пище военного времени, состоявшей из полфунта грубых смешанных зёрен и пинты простой воды в день. Жене приходилось взвешивать это и готовить для него, выпекая на примитивном костре из навоза, что практически неприемлемо для священника, так как этот вид горючего считается нечистым. Это длительное предсказание представляло бедственные условия, которые должен будет вынести неверный Израиль в грядущей осаде Иерусалима. Во всё это время, пока её муж худел и слабел, ей пришлось пускать старейшин из евреев, чтоб они наблюдали эти условия, как она взвешивает его рацион, и как выпекается эта пища. Очевидно, что пророк не смог бы выдержать это истощающее испытание без добровольного сотрудничества своей жены.

Пророку также пришлось обрить голову и бороду, и разделив волосы на части, которые должны сгореть, исчезнуть или быть разбросанными, символизируя различные судьбы жителей Иерусалима. Сделаться лысым было прямым нарушением закона священников (Лев.21), и это должно было шокировать и ужасать наблюдавших старейшин и стать дополнительным бедствием для его жены.

Послание ужаса и бедствий

В одном драматическом случае Иезекииль вдруг стал собирать своё необходимое имущество, складывая в мешок и одежду, чтобы сделать узел, который он мог унести на плечах. Всё это он проделывал у всех на виду, чтобы через открытую дверь могли понять будто он опять собирается в плен. Когда настал вечер, он стал проламывать дыру во внешней стене, которая окружала двор. Когда пролом стал достаточно велик, чтобы пролезть через него, он поднял свой узел, закрыл лицо одеждой и вслепую ступил через пролом, направляясь неуверенными шагами прочь от города.

Озадаченной жене в этот момент должно быть очень хотелось знать не лишился ли он разума, чрезмерно стараясь исполнять свою миссию. Зачем ему собственными руками проламывать стену, когда есть соответствующий вход? Ответ пришёл следующим утром, когда Бог повелел пророку буквально объяснить как это пророчество будет вскоре исполнено. Слабый царь Седекия, правивший в Иерусалиме, и многие его обитатели будут пытаться ускользнуть из осаждённого города в сумерках через бреши в стенах, спотыкаясь по гальке, но будут схвачены, а царь будет ослеплён и уведен в Вавилон. Такое ужасное послание пришлось услышать от пророка.

Твёрдая вера и странная жизнь

Обозревая годы этой необычной жизни, мы понимаем какую сильную веру должна была иметь жена Иезекииля, чтобы выполнить свою роль. Менее духовно мыслящая женщина посмеялась бы и издевалась над пророком, как Давидова жена Мелхола, не поняв его поведения. В любой момент она могла бы затруднить его работу, помешать представлению его иносказаний. Она могла бы ворчать или усмехаться, когда он озвучивал свои пророчества и не мог сказать ни слова той, которую любил. Многие жёны подумали бы что он совсем сошёл с ума и, убоявшись оставаться с ним, покинули бы его, а другие в обстановке напряжения и раздражительности проявили бы гнев.

Оценим то бесконечное терпение и самоконтроль, которые она проявила. Поскольку он сам не мог ей сказать о своих проблемах и заботах, или даже как ценит он её любовь и поддержку, ей приходилось толковать его знаки, жесты и учиться говорить с ним таким образом, чтоб он мог отвечать кивком или покачиванием головы. Если она была дочерью священника, возможно, она была обучена читать и писать, и это, конечно помогло бы общению. Но в те времена женщины редко обучались письму.

Смерть без скорби

Естественно, пророк стал крайне зависим от своей жены физически и эмоционально и это делает его последнее пророчество ещё более скорбным и трагичным. Примерно в то время, когда началась финальная осада Иерусалима, Иезекиилю было сказано, что его любимая жена будет внезапно у него взята «язвою». И когда это произошло, он не должен был выказывать знаков скорби. Не должно было быть слёз, траурной одежды, не должен был принимать сочувственных даров пищи, и всё его горе должно было быть скрыто и заключено внутрь.

Он получил это послание утром, а вечером того же дня его жена умерла. У него оставалось только несколько ночных часов, чтобы справиться с этим ужасным сознанием утраты и подготовить своё сознание к тому, что предстояло выполнить. То, что он был способен вынести Божье повеление было действительно мерой его огромной веры.

Во всех жарких странах похороны устраиваются в течение нескольких часов после смерти, и вскоре все узнали о трагической смерти его жены. Надо думать, что всем была хорошо известна его огромная любовь к ней, поскольку это было то, что давало драматическую силу его неординарному поведению. Обычно внешние признаки траура выказывались сильно и шумно; профессиональные плакальщики выли и плакали вместе с семьёй, а понёсший утрату муж должен был демонстрировать глубину своего горя одеждой, многими слезами и горькими причитаниями.

Можно ли представить себе крайнее изумление старейшин и прочего народа, когда пророк категорически отказался позволить какие-либо традиционные знаки траура в доме и сам оставался в обычной одежде. За всю любовь, которую он видел от своей жены - ни слезы, ни рыданий, ни стонов! Они совершенно не могли этого понять, и потом, движимые страхом и изумлением, заговорили с ним: «Можешь ты сказать, что за причина, почему ты так поступаешь?»

Убиты одним ударом

Бог уведомил его, что так же, как его жена, «утеха очей» была внезапно взята от него, так же и их любимые, и все их родные, и всё что дорого сердцу, даже прекрасный храм Соломона, который так много значит для них, будет стёрт с лица земли; их любимый город будет лежать в развалинах и, ещё хуже, их сыновья и дочери, оставленные в Иерусалиме, падут под ударами меча. В этот страшный день они сами будут так убиты горем и потрясены, что не смогут громко плакать и горевать, а будут только томиться от великой скорби.

Как дальнейшее подтверждение правдивости этого ужасного предсказания, Иезекиилю было сказано, что в тот самый день, когда весть о свершении этого достигнет его, будет восстановлена его способность говорить нормально и он перестанет быть немым. Запись об этом событии можно прочесть в Иез.33:21,22.

Иезекиилю было под сорок, когда умерла его жена, и не сказано, была ли у него другая жена или дети, чтоб утешить его. Много лет он продолжал пророчествовать, а когда ему было под пятьдесят, ему было видение прекрасного храма Вечности и радости, что он будет служить в нём.

Если мы правильно рассуждаем о характере жены Иезекииля, то она тоже будет там и станет свидетельницей исполнения всех пророчеств её мужа.

Что можем мы, сёстры, извлечь из её примера? Все мы, имеющие братьев в Господе, о которых мы заботимся, можем узнать много полезного. Наше отношение к их работе во имя Бога может обрисовать разницу в том, как сделано и как много сделано. Мы ответственны за обеспечение нормальной домашней обстановки, которая помогла бы им. Мы можем ободрить их в их работе, и если мы сами не занимаемся ею, то по крайней мере мы не должны мешать. Ведь как легко прервать течение мысли излишним шумом или не относящейся к делу болтовнёй. Как легко нарушить равновесие между трудной обязанностью и эгоистичным порывом, и если мы не убедим себя не мешать нашим братьям в работе, то сделаем эту деятельность намного труднее, чем это необходимо.

Соратники в Господе

Когда наши братья жертвуют своим временем и трудом в пользу Истины, даем ли мы им душевную и физическую поддержку, которая облегчила бы их ношу? Ведь так легко предаться жалости к самому себе и почувствовать небрежение и обделённость, когда они расходуют своё время для Бога. Мы должны разделять их активность, если это возможно; но если же эта работа только для братьев, тогда давайте уважать нашу роль помощника, и проявлять самоотдачу во имя Господа. Поступая так, мы будем истинными соратниками, как это намечено Господом для женщины.

Если наших братьев неверно понимают в миру и насмехаются над их религиозной верой и высокой нормой морали, мы должны обеспечить им тихую гавань и любовь в доме и укрепить их веру в Бога. Когда возникают проблемы в экклесии, давайте будем верным слышащим ухом и дадим нашим братьям мудрый совет из Писания – это важнее, чем подбрасывать топливо в огонь. У нас есть огромная возможность творить добро, если мы, конечно, используем ее.

При рассмотрении характера и проблем, вставших перед женой Иезекииля, многие наши заботы кажутся только лёгким огорчением. Давайте вспомним её любовь, верность и активную поддержку пророческому служению её мужа и соотнесём их с нашей собственной жизнью в Истине. Сегодня мы должны готовиться для службы Великим пророкам, чьё царство и слава были так ясно предвидены всеми пророками прошлого.

К содержанию…