Христадельфиане - официальный сайт
Принципы и притчи
4. СЕРДЦЕ

Мы придаем слову сердце то же самое значение, какое оно имеет в Писании. Оно относится к глубинам нашего характера. Человек может верить Евангелию в сфере преподносимых аргументов – разумных и логичных, но иметь при этом такое слабое подобие веры в религиозном смысле, что с большой натяжкой может быть назван христианином. “Он убежден, но не обращен”, это старое изречение, но далее нужно сказать, что если он сделает шаг и уверует, то “сердцем верует к праведности” (Римл.10:10). Через пророка Иеремию Бог обещал, что мы будем искать Его, но найдем, если будем искать от всего сердца.

В этом смысле слово сердце часто используется в книге Притч. “Сын мой! Отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои” (Прит.23:26). Смерть и разрушение видит Бог, “тем более сердца сынов человеческих” (Прит.15:11). “Все дни несчастного печальны; а у кого сердце весело, у того всегда пир” (Прит.15:15).

Каждый из отрывков имеет свой скрытый смысл, но главная мысль не требует комментариев. Слово сердце здесь отвечает нашему языку. Мы понимаем то, что человек говорит или делает и как он выглядит, но мысли его и чувства остаются в глубинах сердца его. Не скрывает ли эта улыбка того, что ищет выхода в резкости? Не обман ли кроется за велеречивостью? Нам не дано узнать сердца соседа. Нас может обмануть даже собственное сердце, но все сердца открыты Богу. “Плавильня – для серебра и горнило – для золота, а сердца испытывает Господь” (Прит.17:3). Притча здесь не предполагает полной аналогии с очисткой металлов от шлаков. Скорее подчеркивается разница: металлы очищаются в тигле, помещенном в печь, а сердца – Богом. Последнее предполагает куда более сложный процесс. Тут не только удаляется шлак, но одновременно вносится новое: надежды, желания и вообще “новизна жизни”.

В этой очистительной работе требуется ответное действие от сердца. Глубинный смысл заложен в словах “Господь Бог отверз мне уши и я послушался”. Некоторым свойственно игнорировать даже обращение к ним Бога. Бог дал Саулу новое сердце и он начал хорошо, но потом его чувства стали мятежными, и сердце его обратилось к злу. Его падение есть замечательная иллюстрация к притче: “Мудрое сердце дает жизнь плоти, а зависть разлагает кости”.

Возможно Саул герой другой притчи, не так почитаемой среди людей – “Гордый сердцем проклят Богом”. Выражение “гордый сердцем” относится к глубинам характера. Это не та гордыня, что легко замечаема посторонними. Поверхностная гордость обычно зовется тщеславием и, не являясь добродетелью, она не относится и к пороку. В каждом можно найти следы такой гордости, особенно если есть возможность проявить себя в той области, где мы имеем определенное дарование. Безнадежно лишенный музыкального таланта молодой человек, умудрившийся сыграть пьесу без помарок, чувствует большее удовлетворение, чем пятнадцатилетний Моцарт, потрясавший своей игрой всех и вся. Люди исполняют свою работу не задумываясь, но поглядите на признанного виртуоза в момент, когда ему случится освоить первые шаги в очень простом для всех, но неизведанном для него, деле – блеск глаз все объяснит.

Гордое сердце означает нечто более глубокое и важное, чем это. Оно может скрываться под маской кротости, оно лжет. Оно редко выражает свою гордость словами, но часто пользуется словами для оправдания гордых поступков или определенных черт характера.

Но иногда гордость сбрасывает покров тайны и уже открыто выражает гордость даже бесстыдством своей наготы. Этому есть название – “не спросясь Бога”. Отсюда и такое мнение: жизнь слишком трудна, чтобы благодарить за нее Бога. Гордое сердце не чувствует никакой благодарности за полученное благословение и высмеивает саму возможность получения такового. Оно поливает уксусом близких друзей и еще и презирает их за это, будучи слишком гордым, чтобы просить их об одолжении, и не стесняться взять без спроса.

Каждый вдох наш делается по милости Божьей, отчего же не попросить Его о чем-то необходимом? Примеры тому, как это нужно делать, есть в Писании, и гордыне сердца там нет места. Благодари за все, проси обо всем, в чем нуждаешься, и всегда помни, что в глазах Бога ты всего лишь дитя малое, часто просящее то, что ребенку не положено, и редко способное понять духовные ценности.

Гордость сердца проявляется еще одним образом – оно ни за что не признается в своей ошибке. Упрямство в поведении – другой знак наличия внутренней порочности. Как много зла сотворено неумным упрямством – “Я сказал что сказал!” Как редко встречаются люди, твердые в принципах и легко уступающие в личном. Легче найти настоящего размазню во всем, но твердокаменного, когда его гордыня затронута.

“Сердце праведного обдумывает ответ, а уста нечестивых изрыгают зло” (Прит.15:28) – говорит мудрый; и еще: “Сердце разумного ищет знания” (Прит.14:15).

Отсюда видно, что мудрый и праведный использует всю силу верного слова, чтобы помочь внимающему – и чувства и разум работают вместе. Он не болтает глупостей и не смущает холодным безразличием, с которым произносит мировую истину. “Язык его говорит от полноты сердца”, но не брезгует “учением отвечать”, удерживая уста свои, чтобы сказать верное слово.

Глупец может говорить от сердца, не померив слов и без удержу. Слова его отражают только текущее чувство. Так глупость разливается и творит зло.

Четвертая глава книги Притч, возможно, самая значительная и поучительная. “Крепко держись наставления, не оставляй, храни его; потому что оно – жизнь твоя” (Прит.4:14). Необыкновенная глубина этих слов достигнет уха того, кто хочет слушать.

Есть люди, постоянно вопрошающие: “Как могу я уследить за сердцем, если оно – часть моего характера? Это мое сердце и слабости его – мои слабости”. Ответ прост – спросите, пытался ли он когда-нибудь контролировать себя? Если нет – эта тема вообще недоступна его пониманию; если же он точно знает, что такое самоконтроль, то ему не станет труда приняться за самосовершенствование.

Человек может контролировать себя из боязни последствий; в лучшем случае – из страха перед Богом или нежеланием ранить другого. Он может вести постоянный самоконтроль из желания гармоничного развития в понимании и исполнении Божьей воли. Самые потаенные мысли сердца сильнее всего влияют на характер: “Каковы мысли в душе его, таков и он” (Прит.23:7) – они всегда с нами и они всегда неподдельны. Даже самые красноречивые бывают иногда молчаливы и самые честные изредка скрывают свои мысли велеречивостью. Потаенные мысли сердца всегда с нами, даже во сне; мысли невозможно приструнить ничем иным, кроме другой мысли – о собственном благополучии (точнее об угрозе ему – переводчик). Кратковременный акт самоконтроля не окажет действия на характер, но постоянный и прилежный контроль над словом и делом может иметь такое воздействие, и, как следствие, поставит в вашем сознании границу между жизнью и смертью.

“Следи за сердцем со всей строгостью” – еще одна проблема. Мы можем следить за словом и поступком, иногда за мыслью – в мириадах проносящихся их в мозгу есть и добрые и нехорошие, и те и другие отражающие человеческую сущность. Одни мысли возвышенны и настраивают на доброе; другие способны подтолкнуть на греховный поступок. Некоторые – прямо хороши, хотя и не слишком возвышенны; еще одни – низкие и жалкие и портят характер, даже не являясь греховными.

Никто не может удержаться от недостойных мыслей, они начинаются и от внешних раздражителей и от нашего подсознания; но каждый нормальный человек в состоянии решить какую мысль поощрить, а какую отвергнуть – хорошенько поразмыслив. Мы наделены чувством “ощущать” важное, и мы не так просты, чтобы нами могла помыкать любая мыслишка или настроение. Если мысль приняла очертания, мы способны оценить ее качество – благородна ли она, полезна, законна, интересна или удивительна, слаба, глупа или даже зла? Большинство мыслей укладываются в эти категории.

Мы быстро оцениваем пришедшую мысль и выбираем ее судьбу. Иногда люди повторяют за Ионой: “Я прав, что сержусь”, чтобы оправдаться за явно ошибочные действия. Иногда преувеличенно страдают, сознавая, что преувеличивают. Все это подконтрольно – если есть желание.

Даже мимолетности могут оставить след в анналах сердца – тут требуется постоянная бдительность. Здравомыслящий человек всегда прислушивается к мудрому совету о самоконтроле. Так он не просто будет настороже только в минуту опасности, а станет следить за собой во все время, когда нужен выбор между достойным и негодным. Все сказанное, а возможно и большее слышится в словах: “Будь мудр и направляй сердце твое на прямой путь” (Прит.23:19).





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава