Христадельфиане - официальный сайт
Принципы и притчи
11. КАК ПИСАНИЕ “ОПРАВДЫВАЕТ” ПРОТИВОРЕЧИЯ?

Всё очевидно, что человек по природе близок к хищникам. Войны возобновляются, как только народы оправятся от предыдущих и забудут их ужасы. Преуспевающие бизнесмены любят свои “войны”, политики превращают разногласия партий в стычки, очень похожие на реальные. Даже игры представляют собой борьбу, а многие не понимают удовольствия, если из череды художников кто-то не “завоюет” первое место.

Понимая природу плоти, не трудно сообразить, откуда взялись споры в делах религии. Нужен лишь подходящий случай, чтобы убедиться, что не обязательно драться на пистолетах или кулаках и не нужно вести закулисные политические интриги – и без этого самые мирные на вид люди иногда оказываются признанными насильниками. Хорошо известно, что религиозные диспуты часто приводят к таким горьким результатам, что “грешки”, вызвавшие страсти, не стоят и части такого наказания.

Важно поэтому помнить о принципах, заложенных в Писании и касающихся нашего поведения в таких случаях. Если бы братья могли заполнить свои умы исключительно содержащимися в Библии учениями, это положило бы конец разрушительным спорам простым отсутствием поводов к ним.

Первое, на чем стоит сделать ударение – это тот факт, что споры и борения уже относятся к злу. Так в письме коринфянам апостол обратил внимание на раздоры, зависть и раскол, царившие в их церкви, как явное свидетельство пребывания членов экклесии в плотском состоянии ума: “Потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы?” (1Кор.3:3).

В письме галатам то же апостол в список злых дел плоти включает страсти противоборства: “Дела плоти известны; они суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны) ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное; предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царства Божия не наследуют” (Гал.5:19-21).

Поистине страшное наказание ждет участников этого списка, и слово вражда там присутствует. Мы хорошо поступаем, если проверяем себя в поведении и найдя непотребное в экклесии не усугубляем его еще и грубыми словами или неверными действиями.

В письме Тимофею апостол Павел снова развенчивает вражду. Он имеет в виду словопрения, ведущие к вражде (1Тим.6:3-5). Во втором письме он дает практический совет: “От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников” (2Тим.2:23-25). Если вопрос о том, как избежать вражды, когда-либо встанет перед вами, не задумываясь, приводите эти строки в виде решительного указания. Если мы остаемся убеждены, что наши оппоненты не правы и что в вопросах Правды нам надлежит поспорить с ними, то тем самым подвергаем себя замечательному испытанию в понимании Св. Писания. Нам предоставляется возможность проявить, наконец, такие качества, как терпение и кротость, по отношению к братьям. Проступки вызовут укоризну, а дурные мысли будут поправлены. Методы апостола лишают пищи пожар раздоров. Словопрения, распри и ругань, личные намеки и оскорбления только добавляют дров в огонь вражды до тех пор, пока в его огне не пострадают и те, кто всеми силами старался удержаться в русле Писания.

Апостол Павел дал нам и пример и заповедь. После выяснения статуса христиан-неевреев, среди евреев все еще оставались предубеждения, вызывавшие определенные трудности для учеников, боявшихся критики. Апостол Петр поступил заведомо неверно, покинув некоторых из “языческих” христиан в виде уступки пришедшим к нему евреям. Апостол Павел сказал ему в лицо: “Если ты еврей, живущий среди язычников (христиан – прим. переводчика), почему требуешь от них жить, как живут евреи?”

Это был аргумент, высказанный сильно и мягко, выразивший способность учить и кротко наставлять, и он возымел действие.

Против Петра вполне могли бы ополчиться желающие как следует его проучить и примерно наказать. Ему бы припомнили, что когда-то он не верил в возможность смерти Христа, а так же то, что когда-то он заслужил упрек от Господа. Затем он прибег к мечу и снова был наставляем. Еще позже он и вовсе под присягой отрекся от Господа. Если в дополнение к неопровержимым фактам прибавить еще и традиционные доносы, то репутация Петра пострадала бы сверх всякой меры.

Мы просто и представить не можем, чтобы апостол Павел пользовался такими методами. Он всегда с готовностью припоминал свое темное прошлое, но не опускался до упреков в чужой адрес. Когда надо было упрекнуть в чем-то братьев, он делал это мягко и корректно. Имея авторитет, несравнимый с нашим, он “Умолял их милосердием Божиим” (Римл.12:1). Он говорил: “Убеждаю вас кротостью и снисхождением Христовым” (2Кор.10:1). И он сказал: “Я охотно буду издерживать свое и истощать себя за души ваши, не смотря на то, что, чрезвычайно любя вас, я менее любим вами” (2Кор.12:15).

Так писал он к экклесии, буквально тонувшей в непристойностях, и против которой легко было выдвинуть любые обвинения.

Вся глубина апостольского учения видна из письма галатам (6:1-2). Мы должны победить плоть и ее дела; мы должны дать дорогу духу; но мы должны помнить, что все мы грешники и спасены можем быть только милостью. Духом живущие должны быть готовы впустить назад изгнанных, имея в виду, что каждый может быть испытан, как они. В этом исполнится воля Христа.

В 1Пет.3:8,9 есть наставление по поводу противоречий: “Наконец (будьте) все единомысленны, сострадательны, братолюбивы, милосердны, дружелюбны, смиренномудры; не воздавайте злом за зло, или ругательством за ругательство”. И ст.15: “Будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением”.

“Подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать” (1Пет.5:5).

Подобные инструкции полезны во времена тяжб, когда они особенно скоро забываются. Мы можем незаслуженно критиковать и помышлять только о нанесении сокрушительного поражения. Плоть бы торжествовала, но Писание назвало бы это руганью на ругань. Мы сейчас как бы цитируем своего оппонента, критикующего своего недавнего сподвижника. Такая цитата никак не нацелит в верном направлении, но она может вызвать раздор среди тех, кто нам противостоит. Плоть назвала бы это искусной тактикой, а Писание сказало бы, что мы сеем раздор между братьями.

Людей искушает возможность думать, что в выражении экстремизма по отношению к ошибающимся видно лишь рвение послужить Богу. Одно только желание выслушать обвиняемую сторону уже расценивается как проявление слабости. Такие экстремисты клеймят любую попытку быть беспристрастными и в своем нежелании идти на компромисс с заблудшими иногда преувеличивают значение ошибки и так далеко в этом заходят, что те оказываются перед лицом значительно более тяжкого обвинения, чем это было изначально.

Мы не должны впадать в ошибки тех экстремистов. Бог был милостив к ним в прошлом, и нам следует проявить милосердие даже в мыслях. Но мы имеем право подчеркнуть ошибочность преувеличения проступков братьев, да еще за глаза награждать их эпитетами. Вполне можно сочетать выражение рвения к Господу и непредубежденности к ошибающимся, а предубеждение – это всегда зло. В припадке ревностного служения гнездится опасность потерять из виду основополагающие принципы Правды. От недостатка милосердия и вера и дела могут обесцениться.

Необходимость ясного понимания библейских принципов в отношении разногласий иллюстрируется наличием тенденции к преувеличенным упрекам даже к тем, кто в состоянии творить истинное добро. Нам случилось читать выступление критика, явно чувствовавшего ответственность за свои слова. Есть и такие преувеличения, которые способны разжечь страсти даже и без попыток обелить обидчиков. Из этого видно, что преуменьшение значения заповедей стало обычным делом.

Это точный и суровый приговор. Что он значит? Видится ли в нем желание вернуть нас в “дух кротости”? Или мы слишком погрязли во зле, чтобы на это надеяться? Если мы “преуменьшаем заповеди Христа” до такой степени, что есть опасность “открыто грешить”, какова у нас надежда на прощение, если мы не вернемся в нужное русло? Я уже пытался проанализировать евангельские заповеди и приложить их к настоящей ситуации. Легко указать на заповеди, менее всего соблюдаемые. Не единожды повторенная заповедь любить друг друга нарушается беспрерывно (Ин.13:34). Заповедь не копить сокровищ на земле и не искать богатств язычников так чужды духу нашего времени, что мы и понимаем-то их смысл с большим трудом; до сих пор еще не отмечено расколов в экклесиях на этой почве (!). Нашему критику явно не до таких “мелочей”. Он скорее предпочитает раздражаться, требуя уточнить демаркацию между “порицанием” и “упреком” или уж точно обозначить “температуру”, при которой следует бежать от ошибающихся братьев. Я не знаю такой заповеди. Зато есть достаточно предупреждений, что слишком суровые “чистильщики” сами удостоятся чего-то подобного. Есть предостережения не судить и не искать сор в чужих глазах, ибо и свои полны мусора. Если кто-то из нас так ошибается, что не предлагает жесткие меры в отношении раскольников, зашедших слишком далеко в желании быть терпимыми и вернуть заблудших в лоно заповедей любой ценой, то это не может быть названо иначе чем “преуменьшение заповедей Христовых”.

Использование таких фраз объясняется столь же просто, как и других, выражающих еще более тяжкие попытки разжечь споры.

Это и неверно и не беспристрастно, но жестоко и потому заслуживает внимания. Очень легко скатиться к использованию подобных выражений, и лучше не подстрекать людей к словопрениям, а просто предупредить: будьте вежливы, кротки, честны, благородны и имейте жалость. Насаждайте милосердие и любовь и помните, что за всякое пустое слово будете держать ответ в судный день.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава