Христадельфиане - официальный сайт
Принципы и притчи
ЧАСТЬ I – ПРИНЦИПЫ
1. ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО ЖИЗНИ

Если человек вооружен знанием принципов, то ему не будут страшны любые жизненные трудности. Он может оказаться в совершенно необычной ситуации и весь его жизненный опыт не прольет ни малейшего света на его положение, но если он знает принципы владения ситуацией, то шансы избежать чрезмерных трудностей повысятся.

Принципы – это как звезды, они есть всегда и светят всем. Лоцман, знающий лишь акваторию порта и свой канал, только там и сможет помочь, а в открытом море ему нет работы. Применив свои знания в чужом порту и попытавшись провести в нем судно, он неизбежно приведет его к гибели. Такое случалось не раз в практике судовождения, когда люди пытались использовать накопленный опыт без учета изменившихся обстоятельств. При этом они даже цитировали своих учителей по соответствующей теме, не сознавая, что те, скорее всего, ужаснулись бы “исчерпывающим знаниям” учеников.

Иногда бывает выгоднее оторваться на минуту от мыслей о текущем затруднении и постараться увидеть принципиальное его отличие от предыдущего опыта. Тогда можно увидеть более фундаментальные истины, причем, не обязательно новые. Конечно, невозможно всегда оставаться беспристрастным. Лишь некоторые в состоянии быть во всех случаях на стороне правды, в основном люди предпочитают иметь правду на своей стороне. В дискуссиях аргументы подбираются в соответствии с тем, что хотят доказать, и редкий спорщик бывает достаточно честен, чтобы обнародовать мысль, противоречащую его тезису. Так и при чтении всегда присутствует искушение поддаться определенному предрассудку, которым на данный момент увлечен читатель.

Давайте честно признаем эту общую нашу слабость и постараемся действительно быть честными с самими собой. Признаем, по крайней мере, некую абстрактную вероятность, что мы можем ошибаться, и лишь привлечение фундаментальных знаний, принципов, укажет точный путь. Если вы уже пришли к мысли, что обнаружили в себе недостаточно милосердия и любви, не считайте, что самый суровый приговор уже вынесен вам, и не нужно искать дальше. Согласитесь, что в чрезмерном рвении выразить свою любовь к людям кто-то способен до того увлечься, чтобы забыть о служении Богу. Если же, с другой стороны, вы всегда следуете стиху: “сначала чистый потом миролюбивый”, то не сердитесь при частом напоминании другого стиха: “любите друг друга”, ведь любовь самая большая из всех благодетелей на свете, тогда как гнев не всегда праведен. С некоторым усилием мы всё же исследуем принципы, постаравшись оставить в них минимум предубеждений, а чувства, неизбежные спутники человеческой натуры, использовать во благо новых знаний.

Что подразумевать под принципами? По значению это близко к слову “первый”, но его мы используем в выражении “первый принцип”, не боясь при этом тавтологии или противоречия. Принцип может быть первым, если он описывает нечто фундаментальное. Один такой принцип может быть основополагающим для целого ряда законов или правил поведения. Но хотя принципы и лежат в основе всего, часто к ним обращаются в последнюю очередь, продираясь сквозь нагромождения жизненных впечатлений, а то и всей жизни не хватает, чтобы усвоить хотя бы один.

Дитя всматривается в мир и видит предметы. Строго говоря, всё что приводит в движение его мышление, приходится на область чувств. С этого начинается и любой другой этап в нашем развитии. Мы ощущаем и анализируем ощущение, сравнивая его с другим опытом, классифицируем и снова запоминаем. Затем, создав некоторый запас хорошо проверенных знаний, мы переходим на следующую ступень.

Ребенок вскоре начинает применять накопленный опыт. Мы считаем ребенка недостаточно смышленым, если он продолжает спотыкаться о любой выступающий над полом предмет, даже имея многократный опыт падения. Обычно это не требует много времени. Он узнает о свойстве незакрепленных предметов падать с высоты гораздо раньше знакомства с законом всемирного тяготения.

В этой связи взрослые гораздо менее научаемы, чем дети. Они знакомы со всеми накопленными человечеством знаниями и сверх того еще имеют мудрость, данную прямо от Бога – Писание, но редко прибегают к этим познаниям. В жизни много такого, чего легко можно избежать, если пользоваться накопленной поколениями мудростью.

Иногда промахи бывают настолько смехотворны, что вызывают неловкость у посторонних. Я припоминаю пару случаев, когда виновник происшествия лишь спустя некоторое время оказывался в состоянии оценить свой просчет и посмеяться вместе со всеми. Так, один бизнесмен легкомысленно поставил свою подпись под залоговым поручительством, не подозревая даже, на что он идет. Как нередко и бывает в таких случаях, гражданин оказался неплатежеспособным, и наш герой был близок к банкротству. И в череде этих событий, открыв однажды Библию для утешительного чтения, сразу же оказался на странице Притчей, где давался совет именно на такой случай жизни. “Какой я дурак! – подумал он, – я бездумно дал себя одурачить, когда в Библии всё уже объяснено самым доходчивым образом. Если б я смог почитать ее раньше, то избежал бы всех неприятностей”.

В другом случае молодому человеку случилось возвращаться ночью через сомнительную часть города. Он услышал голоса ссорящихся мужчины и женщины, а затем и ее недвусмысленные крики. Юноша решил проявить галантность и поспешил на помощь. В самый разгар миротворческой миссии парень получил удар сковородой по голове от “пострадавшей” стороны. Пролежав около часа в водосточной канаве и придя в себя, он тут же принялся вспоминать подходящие афоризмы, касающиеся правила невмешательства не в свои дела.

Можно придти к выводу, что нам следует быть рассудительнее и в приведенных примерах сдержанность, граничащая с гордостью, была бы извинительна. Но разве все мы не впадаем в подобные ошибки, не спровоцированные ничем, но сами провоцирующие еще большее зло? Если наши ошибки вызывают разлад в головах многих людей, последствия могут быть неприятнее, чем сотрясение одних только своих мозгов. Примеры того, как люди упускают возможность на практике применить хорошо им известные максимы, бесчисленны.

Не раз слышали мы выражение “доброе слово обернется злым ответом, а злое слово вызовет ярость”. Мы не против, чтобы зло и ярость не встречались нам, но как часто удается нам вставить доброе, врачующее слово, когда страсти накаляются? Многие ли в состоянии не дать выскользнуть грубости, когда чувствуют свою правоту и тем облегчить душу?

Мы знаем, что суд может вершить лишь Господь, а нам завещано в это не вникать. Нам легко даются воспоминания, как кто-то пытался судить наше поведение в момент испытания, и мы даже очень правильно его урезонили. Но как трудно самому воздержаться от того же. Существуют различия во мнениях и человеку свойственно выбирать худшее: осуждают причины, преувеличивают ошибки и выносят приговор, как будто Господь ничего и не завещал. Одни разбирают ошибки, допущенные братьями, другие судят осуждающих. Трудно придерживаться верного курса, хотя все мы отлично знаем основные принципы этому. Мы избежали бы многих неприятностей, если бы чаще обращались к принципам.

Мы знаем, что равновесие есть первый жизненный принцип. Писание рекомендует нам быть сдержанными, скромными и здравомыслящими. По опыту и из наблюдений нам известно, чем оборачиваются для людей излишняя неуемность и одержимость навязчивой идеей. Но мы имеем к этому постоянную склонность, и принцип равновесия был бы очень уместен именно в эти моменты. Мы легко воспылаем негодованием к тому, кто напомнит нам об этом. “Сейчас не время говорить о сдержанности и скромности. Это минута испытаний и необходимо максимально сконцентрироваться на том, чтобы опасность миновала”, думаем мы.

Правда в том, что мы имеем природную склонность игнорировать принципы, которыми должны бы руководствоваться, а живем по тем установкам, которые почерпнули в прошлом и которые подходят к данному моменту. Правильнее всего было бы постараться пользоваться как можно большим числом принципов. Было бы чрезмерным надеяться, что автор сам полностью свободен от предубеждений, и что его честность будет принята за чистую монету всеми читателями. Было бы слишком ожидать, чтобы читатели совершенно отбросили свои предубеждения и заинтересовались бы столь необходимыми им принципами в большей степени, чем теми, что им случалось применять на практике. Здесь можно нащупать путь к решению проблемы. Попробуем представить дело так, будто мы на собственном примере будем предлагать проверить действие принципов. Возможно, следующие главы, написанные по этому принципу, принесут хоть немного пользы. Большего, наверное, и ожидать нельзя.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава