Христадельфиане - официальный сайт
«ПРОТЕСТУЮЩИЕ»
ПРЕДИСЛОВИЕ

Представители сравнительно небольшого сообщества, от самых истоков своей истории утверждавшие свою веру и жизненный уклад на основе Писаний, неизбежно испытывают острый интерес к жизни и судьбе истинно верующих прошлых столетий, чьи цели и средства служения были так похожи на их собственные. К сожалению, историческим свидетельствам этого, рассеянным по множеству источников на различных языках, нелегко было дойти до наших дней сквозь толщу веков.

Огромной исследовательской работой, проделанной им в области изучения религиозных мнений и политических воззрений тружеников Библии тех веков, Алан Эйр заставил нас всех чувствовать себя его должниками. Обширность его исследований можно оценить по впечатляющей библиографии, приводимой в конце этой книги (имеется в виду английский оригинал – переводчик), равно как и по самому содержанию.

Определенные впечатления возникают уже непосредственно при чтении книги. Каким бы ни был вердикт самого Господа каждому из них, не возникает никаких сомнений по поводу величайшего рвения и искренности, с которыми эти люди посвящали себя изучению Писаний. Это является воодушевляющим примером для нас, чьи религиозные воззрения почитаются нашими современниками как неортодоксальные, особенно если учесть, что их и наше понимание фундаментальных положений веры совпадают в большинстве случаев. Да и как могло быть иначе, если и мы пришли к необходимости вернуться к Писанию, как единственно верному источнику для поисков истины.

И следующее, поистине потрясающее, открытие делаем мы, когда вдруг узнаем как быстро вожди “официальной” Реформации 16-17 вв. вернулись к тем идеям католицизма, которые они совсем недавно клеймили как неверные, и как безжалостно они расправлялись с “протесторами”, настаивавшими на исключительном авторитете Слова Божьего. Не менее разительной чертой повествования является открытие величайшей силы духа, веры, любви и преданности Богу многих верующих того времени, перенесших неописуемые страдания во имя своих убеждений. В состоянии ли мы сегодня – при всем притом, что мы разделяем ту же веру, – выказать ту же твердость духа, если бы нам выпал жребий быть преследуемыми? Обратимся же и мы в своих помыслах к Писаниям, как источнику истины и вдохновения.

Ноябрь, 1975г.

ВВЕДЕНИЕ

Как член одной из христадельфианских общин автор стал свидетелем значительных перемен в ней за последние несколько лет. Во многих местах земного шара, где экклесии существуют уже более века (например, восточное побережье США), теперь более половины ее членов стали таковыми именно в эти последние годы. В некоторых англо-говорящих странах вообще нет христадельфиан со стажем более 10 лет. Это, конечно, отрадно и указывает на то, что христадельфиане не являются, как это преподносит одна известная энциклопедия, лишь последователями некоего Дж. Томаса, а есть последователи Христа, каковым был и сам Дж. Томас и другие. Но, к сожалению, все сокращающегося старшего поколения, неумолимое время все больше отделяет новое поколение от “христадельфиан-пионеров”, и верность представления через какое горнило прошла их вера всё уменьшается. Но многие, по мере изучения и восприятия Библии, хотели бы больше узнать о тех, кто претерпел за то, чтобы сохранить для нас ее истины.

Есть, однако, и другие причины, подвинувшие на этот труд. Автор, ранее наивно и безоговорочно принимавший устоявшееся мнение, что д-р. Дж. Томас открыл как бы из ничего всю полноту библейской истины (как это и полагают многие христадельфиане), всё более и более поражался, открывая новые и новые источники, указывавшие на, по меньшей мере, неверное представление. И, очевидно, Дж. Томас первый отверг бы это представление, так как многочисленные цитаты из ранних источников и присутствующие в его журналах свидетельствуют за это. Пренебрежение некоторых современных верующих трудами христадельфианских авторов 19 столетия, в свою очередь, достойно сожаления. Сюда же относятся и чрезмерное восхваление других, кои на самом деле прошли по дорожке, вымощенной для них раньше. С этим выражается надежда, что данная работа представит в ином свете труд многих, без чьих самоотверженных усилий мы были бы сейчас беднее.

Надо помнить, что мы не уменьшаем значение уроков служения Христа, указывая на то, сколь часто он цитировал Ветхий Завет. Напротив, мы придаем им дополнительно обогащенную значимость. То же относится и к тем, кто был почитаем и уважаем среди нас.

Благородная традиция

Сегодня сообщество христадельфиан – “братьев во Христе” – является наследниками благородных традиций, которыми из века в век выковывались элементы Истины, положенные на наковальню споров, лишений и даже мучений. Эти страницы могут помочь нам осознать библейское учение, что Бог воздвигает истину не подсчетом голов, но испытанием сердец, а также понять, почему сегодня христадельфиане противостоят простирающимся щупальцам экуменистического единения и почитают как предателей в наших рядах тех, кто продает свое право первородства за эту подачку.

Всегда есть элемент опасности при явлении себя в роли адвоката непонятого меньшинства, и если где-либо в этой работе маятник качнется подобным образом, это должно выглядеть как простая компенсация за столетия суровой и горькой несправедливости. Особое внимание уделено тому, чтобы избегать таких этически нагруженных слов как мученик, а также обозначить соотношение жизни и последовавшей за ней смерти как “наказание” за нее. Также выражается надежда, что страдания, описываемые здесь, не станут центром внимания, ибо у меня нет намерений написать христадельфианскую версию “Книги мучеников” Фокса, а лишь предполагается здравая оценка хорошо проделанной работы.

Когда Иисус называл Своих учеников “солью земли”, они были далеки от полного понимания Евангелия. Тем не менее, они были посланы Иисусом проповедовать Царство Божие. Соль предохраняет от разложения, и поэтому кажутся уместными усилия людей сохранить в долгое отсутствие Учителя элементы истины от распада. В отношении же теперь усопших только Господь имеет право определить меру их праведности, но не мы. Те, кто с пылом постиг хотя бы один из элементов евангельской истины из сонма их и возгласил ее на парадной своего дома, действовал бы как соль земли, ибо таковое действо его помогало бы в сохранении истины и добродетели. Что-то из написанного здесь возможно не являет собой всей истины – это напоминание автору, но и он надеется, что никто из читателей не настолько смел, чтобы считать, что он понимает всю правду. Если же кто-нибудь не может сказать, что он знает более от истины, оказавшись в конце пути, чем он знал ее, находясь в начале или в середине, то его можно назвать слабым учеником.

Отчаянно нуждаясь

Всё сказанное не означает искажения требования иметь базовую доктрину веры и братства. Напротив, в этой книге воспроизводятся подвиги многих, чьей целью было упрочение учений Библии. Доля успеха не была постоянной, процесс – длительный, динамичный и даже болезненный, нуждающийся в приспособлении к изменяющемуся характеру основного зла. Если споры о догматах и положениях веры порождали раскол и нехристианские поступки, то это также способствовало интенсивному изучению Слова Божьего и проявлению глубокой убежденности – всего, чего так отчаянно недостает нынешнему бесхребетному поколению. Если вера христова чего-то стоит, то стоит она всего самого высокого и нас самих целиком. Именно это, более чем что-либо иное, является итоговым документом этой книги. Лучше тот, кто, как апостол Павел, уступил в чем-то, чтобы евангельская истина могла торжествовать, чем тот, кто устыдившись Евангелия Христова, продает соленое свое право на первородство за современную мессу извращенцев.

Некоторые могут считать, что христадельфиане переоценивают свое учение. Эти страницы не поддерживают такое мнение. Тот факт, что темой для следующей главы выбраны девять элементов веры ранних христиан и их использование в качестве мерила в дальнейшем, вовсе не подразумевает, что их именно девять и не более, и что нет иных тоже заслуживающих внимания. Однако, по крайней мере, девять абсолютно жизненно необходимы; попытка детально разобрать больше этого числа превратила бы изучение в пытку. Нашей целью не является разбор всего Евангелия, но это может быть попытка проследить возможные пути передачи базовых его элементов. Отсюда обилие тщательно подобранных цитат на протяжении всего повествования.

Источник противоречий

Мнение автора, что христадельфиане нашего времени делают серьезную попытку поддержать новозаветную форму христианства (а какая еще форма может быть, кроме разве человеческих спекуляций?) не удивительно, ибо в этом мы стоим на плечах наших предков. Один элемент веры должен быть отмечен особо: учение Библии о природе Иисуса Христа. Ничто в христианстве, даже в христадельфианских кругах, не вызывало столь частых и горячих споров как это. Мы являемся “унитарианцами” в истинном смысле этого слова, т.е. мы верим в единство Бога, как это явлено Моисеем и подтверждено Христом, сыном Божьим. Но в неточном смысле этого слова, принятом деноминацией того же имени в 19 веке, понималось, что Иисус не был сошедшим с неба божеством, а был человеком, не имеющим божественной природы вообще – только морально его превосходящим – с этим мы не можем согласиться. Не был согласен с этим и Джон Биддл, хотя Унитарианцы в своей литературе иногда на это ссылаются.

Безусловно, он ужаснулся бы этому, ибо, не говоря уже о самом принципе возможности поношения им Христа, известно, что он склонял голову всякий раз, когда имя Спасителя слетало с его губ. Ни о каких “истинных” Унитарианцах в этой книге не упоминается.

Ввиду того, что эти верующие боролись с мистической и донельзя далекой от Писания доктриной Троицы, может показаться, что они делали излишнее ударение на человеческой сущности Христа. При тех условиях, вероятно, это было неизбежным. Но никто из тех, о ком здесь говорится, не стал бы отрицать, как это делают многие, проповедующие Христа сегодня, что он был Сыном Бога и высшим проявлением заботы Всемогущего Творца о нашем спасении. Детальная разработка доктрины Писания о Божьем проявлении и аргументированное обоснование примирения божественного и человеческого в исторически явленном нам Спасителе, как это объясняется у более поздних христадельфианских авторов, является кульминацией всего изложенного ниже.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава