Христадельфиане - официальный сайт
Времена отрады
XLIX. ПСАЛМЫ

Переживания Господа во дни плоти Его. – Их ценность для нас. – Страдания Христа и Давида в Псалтири. – Молитвы о спасении. – Упование. – Упование братьев. – Искушения испытаний. – Вражда без причины? – Ненависть мира сего. – Слабость Христа. – Бремя Его плотского естества. – Безвинные неприятности. – Беды добродетельного человека. – Оставление друзей ради истины. – Ревность Христова. – Пример для нас. – Печаль доброго человека. – Заключительная радость. – Проклятия Давида и приемлемость их Христом. – Грядущее вознесение и восхваление.


Как мы все понимаем, дорогие братья и сестры, причиной нашего собрания этим утром является воспоминание о Христе, а для того, чтобы оно было эффективным оно должно во всем основываться на Писаниях. Однако, есть нечто, что, при хлебопреломлении обращает наше внимание при сегодняшнем чтении Псалтиря, где говорится о личных переживаниях нашего Господа, когда Он жил во плоти. Об этих переживаниях ничего не сказано в том, что мы называем Евангелием, ибо там больше рассказывается о Господе с внешней стороны видения Его. Там мы видим Его путешествующего по районам Галилеи и Иудеи в сопровождении толп народа, говорящего им слово Божие и творившего, привлекавшие всеобщее внимание, чудеса. В исключительных случаях нам удается заглянуть в то, что творилось у Него в душе. Нам сказано, что Он был Мужем скорбей, изведавшим болезни. Часто мы видим Его уединяющимся на горе для молитвы, что без сомнения говорит о том, что наш Господь во дни жизни во плоти, как и все мы, ощущал великую, тяжкую и горькую ношу этого грешного тела, как и окружающую обстановку этого мира, погрязшего во зле. Однако нам всё же естественно хочется заглянуть внутрь Иисуса и узнать подробнее, что Он чувствовал и о чем думал этот удивительный Человек, зачатый от Духа Святого, рожденный в Вифлееме, бывший в повиновении своим родителям, получивший профессию плотника и видимо помазанный сошедшим на Него Духом в образе голубя.

Дух и явление Израилю в Нем – это великая сила Божия. Если мы полагаем, что Он прошел через эту долину слез ничем не задетый, что Он не печалился как мы, что Он не изнемогал от ожидания спасения Божия, что Он также не жаждал желания Божественной отрады, тогда в Нем мы найдем гораздо меньше утешения. Мы должны быть глубоко благодарны за то, что в слове Божием нам дается живое представление совершенно противоположное всему этому. Я имею в виду те псалмы, о которых Сам Иисус говорил, что в них написано о Нем, где ярко описаны как страдания Христовы, так и Его последующее прославление. И эти страдания не ограничиваются всего лишь описанием Его последних минут испытаний, тех ужасных минут, когда Он находился в руках насмешников и жестоких воинов, когда представление на кресте наблюдала усмехающаяся толпа. Это была, так сказать, вершина скорбей. Нам же нужно задуматься о том, что Он чувствовал, и что думал об окружающем Его мире. И эта возможность в изобилии предоставляется нам в Псалтири, и в частности в том псалме, на который ссылается Павел, когда говорит, что «и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня» (Рим 15,3). И об этом написано в 68-м псалме.

Обратившись к этому псалму, мы видим то, что было пережито и передумано Христом, о чем невозможно узнать из Евангелий, однако, что так сильно напоминает наши с вами переживания, а это, согласитесь, вдохновляет и подбадривает. Прежде всего, в псалме говорится, конечно же, о Давиде. Однако дух в Давиде, будучи корнем Давида, тот Дух, который призвал Давида от стада и сделал его царем Израиля ради отдаленных своих целей, управлял словами Давида так, что он говорил также и о глубоко сердечных переживаниях Сына Давида и его Господа, когда Он был презрен и умален людьми. Этот псалом начинается со слов: «Спаси меня, Боже». Иисус должен был быть спасен, и здесь написано, как Он молился об этом. О чем говорит и Павел (Евр 5,7), что Он был услышан за Свое благоволение, когда «с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления Могущему спасти Его от смерти». Вопли и слезы, о которых говорит Павел, упоминаются и в этом псалме. «Воды дошли до души [моей]». Эти слова говорят о той остроте чувств, какие Он ощущал во времена несчастий. Они проникали глубоко, доходили до души, они захлестывали Его печалью. «Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать; вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня. Я изнемог от вопля, засохла гортань моя, истомились глаза мои от ожидания Бога».

Иисус «ожидал». И у Него было Свое время, такое же, через которое проходим мы сейчас, и время «ожидания», которое было наполнено страшными горестями, искушениями и испытаниями, которые Он переживал так же, как то переживаем мы. Если мы представляем Его постоянно возвышенно духовным, или всё время бесстрастным, то мы глубоко заблуждаемся. Он был «мужем скорбей», и одной из этих «скорбей» было «ожидание Бога». Так же и мы сейчас вкушаем ту же самую грусть. Вся наша жизнь состоит из постоянного ожидания Бога, ожидания обетованного времени, когда, наконец-то, наступит долгожданный и столь желанный день, когда Он, наконец-то, явит нам Свою святую десницу. А пока нам нужно ждать в мире занятом своими успешными делами, насмехающимся над нашими надеждами и, даже, жалеющим нас за наше «увлечение». Так же не помогают нам в этом и лжебратия, ослабляя наши руки, неискренне и лишь на словах исповедуя свою веру, что еще больше мешает нам по-настоящему «ожидать Бога». Положение отчаянное, однако, не отчаяннее, чем оно было при Господе, тогда, когда Он мог сказать: «Истомились глаза мои от ожидания Бога [моего]. Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей; враги мои, преследующие меня несправедливо, усилились». Враги Христовы были к Нему, с одной стороны, несправедливы, ненавидя Его «без вины». Но не с другой. Об истинном положении вещей хорошо сказал Сам Иисус, когда обращался к Своим братьям по плоти, о чем написано в Ин 7,7: «Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы». Это было истинной причиной, настоящей «виной» вражды ко Христу, хотя и несправедливой, ибо свидетельствуя миру сему, Он свидетельствовал об истине, что и создавало Ему врагов. И то же самое происходило с братиями Христа во все времена, ибо вся их жизнь и само поведения является свидетельством этому миру, осуждением его наподобие свидетельству Ноя, который своей верой и повиновением «осудил… (весь) мир, и сделался наследником праведности по вере». Такое осуждение действует на это мир, как красная тряпка на быка, ибо мир самодоволен и любит только тех, кто говорит о нем хорошо. Именно поэтому был ненавидим Иисус. Также и нам нужно воспринимать эту ненависть как необходимую составляющую наших испытаний посылаемых для нашего же очищения и убеления к последним временам. Нам не нужно стараться избегать ее, ибо и сегодня истинно сказанное, что «горе» тем, о ком все люди говорят хорошо. В этом мире зла, просто невозможно, чтобы все люди говорили о человеке хорошо, если только этот человек не принадлежит этому миру, если он не «приятный во всех отношениях». Человека с такой характеристикой в будущем ожидает «горе», ибо такой человек не угоден, неприятен Богу. Ненависть является уделом всех тех, кто следует по стопам Господа. Нам необходимо хотеть такой ненависти. Нам нужно жить в мире со всеми людьми, с которым мы встречаемся в жизни. Однако до поры до времени. Как то происходило и с нашим Господом, а ученикам достаточно, чтобы они были похожи на своего господина.

«Чего я не отнимал, то должен отдать». Это иллюстрация наставления Самого Христа: «И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду». Не приходится сомневаться в том, знай мы то, как жил Христос в Назарете, мы бы смогли найти много подходящих примеров к словам этого псалма. Когда соседи обвиняли Его в том, что Он взял что-то, что на самом деле принадлежало Ему, Он мог бы рассердиться и отдать то, что не брал, что в точности соответствовало бы Его кротости, которую в наши дни люди почитают за глупость. Если же смотреть шире, то Он отдал нам общение и жизнь еще тогда, когда мы были отчуждены и врагами, по расположению к злым делам. Хотя, как в том, так и в другом случаях – наставление одно и то же.

«Боже! Ты знаешь безумие мое, и грехи мои не сокрыты от Тебя». Эти слова могут относиться к Христу только тогда, если Он был причастником нашего общего человеческого естества и нашей же нечистоты и был причастен плоти Адама, в которой, как говорил Павел, не обитает ничего доброго, порождения времени, из коего возникают естественные наклонности к глупости и греху. Это бремя зависит прямо пропорционально пониманию возвышенного. Христу, как никоему из людей, хорошо были знакомы слава, непорочность и естественная святость всего Духовного, чему способствовало обитание в Нем Духом Отца. Именно поэтому Он мог более остро чувствовать земные наклонности плотского естества, наклонности к глупости и греху, которые так характерны грешной плоти. Не то, чтобы эти наклонности у Него были сильнее, чем у других, просто Его духовное восприятие и чувства были более восприимчивы, более обострены ко всем тем бременам, ощущаемым в той или иной степени всеми святыми. Как раз эти-то ощущения и заставляют воскликнуть: «Бедный я человек!» Христос выдержал это бремя. Он пронес его, не претыкаясь. Он соблюл Свое тело. Он всегда и во всем сохранял его в повиновении воли Отчей, заслужив таким образом одобрение бывшего в Нем Отца. Это бремя было в Нем, и Он знал об этом, что отражается в рассматриваемых нами словах. Утешение Павла должно стать нашим утешением в тех случаях, когда мы чувствуем свою душу в грязи, «потому уже не я делаю то, но живущий во мне грех». Новый, внутренний человек находит удовольствие в законе Божием. Барахтанье инертной неспособности природы находится среди списка невинных беспокойств, от которых мы будем избавлены в день обмена праха и пепла на красоту, плача – на радость, чувство бремени – на дух хвалы.

«Да не постыдятся во мне все, надеющиеся на Тебя, Господи, Боже сил. Да не посрамятся во мне ищущие Тебя, Боже Израилев». Это в особой степени относится к Давиду и Иисусу. Много бед выпадало на их долю, а они заботились о том, чтобы верные в Израиле не сильно беспокоились в доверии Богу из-за выпавших на их долю бед. Когда человек полагает, что любящий кого-то Бог очевидно оставил его, слабые из паствы склонны колебаться. В случае с Давидом это было тогда, когда он вынужден был бежать от Саула и скрываться в горах. Что же касается Иисуса, то Он был предан в руки злодеев – и всё это могло послужить веской причиной для озабоченности тех, кто верил им, но всё-таки, из-за их врагов, могли усомниться в Боге. Для того, чтобы этого не произошло, чтобы рука Божия, поражающая пастыря не обратилась также и на паству, и направлена сия мольба. Вытекающий отсюда вывод тот, что нам никогда нельзя терять веру в Бога, даже при самых трудных обстоятельствах, даже тогда, когда видишь очевидно оставленным Им явного праведника и твердо держаться мысли о том, что Бог всегда прав и исполнит угодное Ему, даже, если это произойдет так, как никто бы не подумал.

«Ибо ради Тебя несу я поношение, и бесчестием покрывают лице мое. Чужим стал я для братьев моих и посторонним для сынов матери моей, ибо ревность по доме Твоем снедает меня, и злословия злословящих Тебя падают на меня».

Отношение сказанного к Иисусу очевидно, но это также относится и к Его братиям, что явно каждому поступающему верно, так как истина, когда она принимается и понимается во всей своей глубине и полноте (что вовлекает в себя полнейшее изменение законов, поведения и целей в жизни по сотворению нового, внутреннего человека), удаляет человека от всех его плотских родных и друзей. Начинают рваться все общие связи, которые их когда-то объединяли. Двое, если не сговорятся между собой, не могут идти вместе. Когда же несогласие касается главного и жизненно важного вопроса, служения Богу, смысла и сути этой жизни, отчуждение неизбежно – если, конечно, человек твердо стоит за истину. Если же человек не твердо стоит на своем, если он допускает то одно, то другое, то это совсем не «ревность» по Богу. Суть истинной ревности, горячей ревности, была явлена во Христе, к Которому, в частности, относятся и эти слова: «ревность по доме Твоем снедает меня». Эти слова не могут относиться к полу ревности, ибо «снедение» означает поглощение, поедание целиком. Именно так Христос относился к делам Отца, и такое же отношение должно быть у нас всех, что приводит к следующему результату, когда злословия, злословящих Бога, падают на нас. Злословия Бога – злословия Его рабов. Рабы становятся предметом насмешек над тем, над чем, как правило, насмехаются люди, когда речь заходит о Божественных вещах, что, само собой, падает на головы тех, с кем они отождествляются. Тот, кто не холоден и не горяч, кто двоедушен, тот не испытывает на себе злословий. Очень тяжело терпеть, переносить злословия, однако, если они претерпеваются ради Христа, то это обещает великое воздаяние в тот день, который уже сегодня стоит у дверей.

«И плачу, постясь душею моею, И ЭТО ставят в поношение мне».

Безбожники, если печали не приходят от природы, всегда и больше всего пекутся о себе. Им незнакома печаль о возрастании зла во всем человечестве. Это – возвышенная печаль. Такая печаль была хорошо известна Давиду и Иисусу. Известна она и их братиям, жившим во все времена, ибо она является предметом злословия. Мир любит веселые лица. Им не понятно нежелание участия в их радостном веселье, потому что их смех то же, что треск тернового хвороста под котлом. Они делают трезвую и печальную истину предметом шуток: «Какие же вы все унылые и мрачные! Неужели вы не можете быть как все?» Такого злословия не стоит стыдиться. Святые на самом деле совсем не мрачны, а тем более не унылы в том смысле, как о них говорят и думают. Они чувствуют печаль своего Наставника о торжестве безбожников, печаль о непочтении всего Божественного. Их сердца страдают от подавляющей всё неправды среди людей, того всё проникающего и изобильного зла, ставшего всеобщей нормой поведения. И всё же их печаль не безнадежна. Их упование возникает из способности предчувствовать радость, что возникает из их познания Бога, любви Его путей и желания видеть добро среди людей, основанного на Его славе. О таких Иисус говорил: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся».

«И возлагаю на себя вместо одежды вретище, - и делаюсь для них притчею; о мне толкуют сидящие у ворот, и поют в песнях пьющие вино».

Всё это исполнилось на Иисусе, но также относится и ко всем, кто следует по Его стопам.

Со стиха 14 по стих 22 звучит горячая молитва Иисуса, направленная к Отцу, которой Он молился во дни плоти, когда Он чувствовал всю тяжесть горестей и бед, выпавших на Его долю. Со стиха 23 по стих 29 этот псалом написан таким языком, что большинству людей трудно поверить, что такое мог бы сказать, или подумать Мессия. Что Он мог проклинать. «Да будет трапеза их сетью им, и мирное пиршество их - западнею; да помрачатся глаза их, чтоб им не видеть, и чресла их расслабь навсегда; излей на них ярость Твою».

Трудность восприятия этих слов возникает из-за узкого, ограниченного взгляда на смирение и кротость Христову. Однако Дух Христов в Давиде не ограничивал Сам Себя, распростираясь во всю ширь волеизъявления Божия. Хотя Христос во дни жизни во плоти и пострадал, как овца ведомая на заклание, однако Богу было угодно, в конце концов, излить Свой гнев на Его мучителей, и об этом-то благоволении часто упоминал и Сам Христос. Христу надлежало не только пострадать, Он еще является и предопределенным мстителем. Есть время благословлять и прощать, и есть время для осуждения – когда Он вернется в точило ярости Иеговы (Яхве). Эта молитва проклятия как раз и относится к этому времени. Это пророчество было произнесено тем же Духом через Давида, который надеялся, что бедные не всегда будут погибать, что злые и негодные люди не всегда будут держать верх, что кротость и правда не всегда будут попираться под пятами гордых. Нам заповедано терпеть зло на время, для нашего же блага, терпеть так же, как претерпел Иисус. Однако это терпение имеет светлую перспективу, когда за всё это будет воздано Тем, Кто сказал: «Мне возмездие, Я воздам». Так что эта молитва Христова являет, что и нам вполне позволительно возносить мольбы об этом.

«А я беден и страдаю, - продолжает говорить Дух через Давида о Христе, - помощь (= спасение; см. евр. и церковнославянский) Твоя, Боже, да восставит меня». К этим словам молитвы может присоединиться любой верующий. Ничто так не подкрепляет нас, как помощь Божия. Всё самое лучшее, что так ценится в этой смертной жизни смертными же людьми, не нужно просветленным душам, стремящихся к Богу и к Его совершенству. Только помощь Божия, Его спасение делает их причастниками Божественного естества, является смыслом их жизни и наполняет уста их радостным пением. В ожидании грядущего спасения и в благодарность за все оказанные им благодеяния в этой жизни, они от всего сердца присоединяются к заключительным радостным словам этого псалма: «Я буду славить имя Бога [моего] в песни, буду превозносить Его в славословии, и будет это благоугоднее Господу, нежели вол, нежели телец с рогами и с копытами». Что, кстати сказать, является намеком грядущего совершения Моисеевой обрядности во Христе.

«Увидят [это] страждущие и возрадуются. И оживет сердце ваше, ищущие Бога, ибо Господь внемлет нищим и не пренебрегает узников Своих».

Вся полнота истины этих слов не будет полностью явлена до пришествия Христова, в окружении собрания Своих прославленных нищих, чья радость будет вырываться наружу в пении. Они возрадуются в своем спасении в день воздаяния Господа. Тогда страждущие увидят славу Иисуса и будут радоваться от того, как ругатели будут лизать прах. Сердца, которые ныне ищут Бога в смирении и стражде, тогда будут жить в радости от того, что станет явным то, что Господь внемлет нищим и не пренебрегает узников Своих. Тогда небеса, земля, моря и всё движущееся в них будут восхвалять Бога. Святые даже уже сейчас могут воздавать хвалу в предвкушении того, о чем говорится в заключительных стихах: «ибо спасет Бог Сион, создаст города Иудины, и поселятся там и наследуют его, и потомство рабов Его утвердится в нем, и любящие имя Его будут поселяться на нем».





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава