Христадельфиане - официальный сайт
Времена отрады
XXXVIII. ЗНАМЕНИЯ И ПРЕДАНИЯ

Дело Апостолов в первом столетии. – Тогдашнее положение верующих. – То же самое по сути и сегодня. – Несущественность знамения времен. – Политические знамения. – Истинные ученики не зависят от знамений, хотя и проявляют интерес к ним. – Качества таких учеников. – Без неожиданностей. – Радость и утешение Духа. – Место «знамений». – Современное заблуждение в отношении благодетели. – Требование Бога. – Никогда не соблюдались установления Писаний. – Единственно верное правило, но таящее в исполнении его опасность. – Несоблюдение заповедей через аннулирование их толкованием. – Софизм преданий. – Примеры. – Сопротивление злу. – Облегчение участи. – Отстранение от мира. – Извинения неповиновения. – Испытание повиновения. – Испытания. – Время коротко. – Славный конец.


Очень полезно помнить, что основой для нашего собрания сегодняшним утром, как, впрочем, и всех остальных наших собраний да и надежды на будущее, является то, что было сделано Апостолами в первом столетии. Четко помня об этом, мы способны оценить свое положение с точки зрения Писаний, находя для себя в этом утешение и исправляя себя тогда и там, где это необходимо. Будучи экклесией, или же собранием призванных, мы принимаемся Богом через Иисуса Христа, если только существуем в том виде, в каком Павел создал экклесию в свое время.

Он дает четкое и ясное определение своей цели в словах, записанных во 2Кор 11,2: «Ибо я ревную о вас ревностью Божиею; потому что я обручил вас единому мужу, чтобы представить Христу чистою девою».

Давайте попробуем представить себя на месте членов того сообщества, к которому обращался Павел с такими словами, что поможет нам понять наше истинное положение, как братьев и сестер Господа Иисуса. В те дни воды Евфрата не высыхали и человеческие умы не были заняты «восточным вопросом» - что так сильно увеличивает надежды у тех, кто ожидает пришествия Христова. Братья, конечно же, и в то время уповали на явление Христово, однако оно не ожидалось ими в то время немедленно, о чем очень ясно высказывался Павел в Послании к Фессалоникийцам (2Фес 2,2) говоря, что этот день не придет до тех пор, пока во всей полноте не откроется человек греха, образом которого был небольшой рог из пророчества Даниила о четвертом звере. А потому у них не было того возбуждения, которое было бы уместно при немедленном ожидании явления Христова. Они оставались верными Христу, и эта верность основывалась на более веских и глубоких причинах.

И здесь нам стоит спросить себя, разделяем ли и мы их взгляды и положение по этому вопросу? Стоим ли и мы в «покаянии пред Богом и вере в Господа нашего Иисуса Христа», невзирая на сенсуализм происходящего вокруг нас? Похоже, что с учетом некоторых событий, нам следует опасаться неутешительного ответа. Время, в которое мы живем, в той или иной степени, отлагает на людях впечатления знамения времен чисто с политической точки зрения, жертвуя при этом постоянно присутствующими реалиями истины, так сильно влияющих на эти события. Без сомнения есть и в политике случаи, характеризующие ожидание последних дней, непосредственно связанные с явлением Христовым, ясно открывающие намерение Божие. И здесь нам предстоит выдержать серьезное испытание. Простое политическое положение, прореченное пророками, не будет иметь уж очень большого значения в день явления Христова. Приготовление невесты к воссоединению с ее Господом состоит гораздо в более высоких сферах, нежели в наблюдении политических симптомов этого события. Эти наблюдения, само собой, характеризуют настоящих учеников Христовых, живущих в этот период времени, однако они являются всего лишь побочной стороной дела истинных учеников. Ведь настоящие ученики существовали и во времена Апостолов, когда некоторые подробности этих знамений еще не были откровенны. И именно таким-то ученикам мы и должны подражать, если, конечно, явление и пришествие Христово для нас что-то да значит. Эти ученики, несмотря на свой живой интерес к знамениям времен, всё-таки жили независимо от их наличия, или отсутствия. Их жизнь, как и жизнь всей вселенной, возникла и зависела от более глубокого источника. Она не зависела от быстро меняющихся положений и дел, совершаемых Богом среди политической обстановки грешников на земле. Основа их жизнедеятельности и любви гораздо шире, как и дела Божии после того, как Адам в огорчении оставил Едем. Она прочна и глубока, как история Израиля, начавшаяся в древности и тянущаяся вплоть до наших дней. Их жизнь активна и реальна, как власть и премудрость Бога Израилева, а также истинна и постоянна, как Господь Иисус Христос, Который только один остается неизменным историческим фактом истории человеческой, даже несмотря на то, что люди Его до сих пор и не видели.

В этой жизни существуют истинные ученики, думающие совершенно иначе, чем те, чей разум занят сенсационными знамениями ожидания. Во всем, написанном Духом через Павла и Давида, видны проявления особенностей этой жизни, в которой участие Божие является видимым и явным фактом. Благодарение Ему, восхваление Его и вера Ему являются также неотъемлемой и приятнейшей частью этой жизни. Такой же неотъемлемой частью этой жизни является и Христос, Первосвященник, ходатайствующий за нас и спасающий почти всех, приходящих через Него к Богу. То, что Он является Господом и Учителем каждую минуту видно в мудрости тех, кто старается жить и исполнять Его заповеди. Радость – это прочувствование Его превосходства, а также взвешенное и трезвое очищение себя в соответствии с пониманием Его святости. Жизнь на таком основании состоит из молитвы и размышлений в уединении, и такая жизнь совершенно не является тягостной, а, наоборот, приносит пользу другим людям в том кратковременном служении истине, которое является естественным следствием ее. Подобная жизнь чужда как сластолюбцам, так и всякого рода политиканам. Живущие такой жизни находят себе отдушины в повседневной монотонности жизни, терпеливо взирая на невидимого, Который «лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение».

Для человека, стремящегося сотворить в себе нового человека по образу Христа, знамения времен являются благодарной, но не необходимой почвой для взращивания в себе этого нового человека, так как для этого нужно совсем другое, а именно: осознание того, что буквально всё вокруг принадлежит Богу, что вся Его воля изложена в Евангелии, которая, в конце концов, выражается в прославлении имени Его по всей земле, и снятие проклятия с нее через Иисуса Христа. Признаки близости исполнения всего этого оживляют и подталкивают к деятельности тех, кто находится в зависимости от таких знамений, которые, впрочем, совсем не необходимы для жизни и веры. Именно так, хотя и видя приближение дня оного издали, ходили пред лицем Божиим и благоугождали Ему Авраам и все пророки, а, следовательно, и всем их истинным потомкам свойственны долготерпение и искреннее, от всего сердца желание творить добро, не взирая при этом на знамения на политических небесах.

Но всё-таки в своем желании творить добро нам необходимо остерегаться того, что принято считать «благодеяниями» будь то в религиозных, или же в мирских кругах. Благовоспитанное и вежливое общество воплощают в понятие добра свои чисто плотские желания и стремления, тогда как религия, живущая среди этого общества и поддерживающая его, как правило, под благодеяниями воплощает в себе суеверия и предрассудки, произрастающие из глубоких корней векового отступления от Апостольских учреждений, начавшихся еще в первом столетии. Нигде и ни у кого, кроме пророков Божиих, нет гарантий правоты. А ведь благодеяния – это творение только и исключительно того, что благоугодно Богу, а в наше время узнать то, что Ему угодно возможно только и исключительно из книги, в которой об этом написано. Об этом невозможно узнать ни из повседневных разговоров, ни из бытующих сегодня общепринятых в обществе представлений, ибо в этих вопросах люди ушли очень далеко от того, что написано в Библии. По большому счету этот мир в общем-то никогда и не жил на деле по правилам, изложенными в Писаниях. С самого начала он жил по языческим законам, да и сегодня не далеко от него ушел, ассимилировав и приспособив язычество к Христианству. Некоторые Библейские законы можно встретить и в современном обществе, но эти законы, в той или иной степени, характерны буквально для любого цивилизованного общества. Не укради, не лги – принципы, которые уважаемы даже язычниками. Однако истинные уставы и постановления Библии содержат в себе гораздо более высокий и глубокий смысл, нежели так называемые моральные правила общественного поведения. Они густо рассыпаны по всему содержанию Библии и многие из них таковы, что подавляющее большинство из них естественный, природный ум человеческий просто-напросто не может вместить. Исполнение заповедей Божиих, дело не из легких потому, что это – заповеди Божии, а Его правила, далеко не такие же, как человеческие, по которым человеку необходимо жить. И это – первейший и самый простой из всех законов. Ни кому из нас нельзя не подчиниться и не принять его.

Однако и здесь нас подстерегает одна особенная опасность, о которой также необходимо предупредить. Эта опасность наглядно иллюстрируется в словах Иисуса Христа, обращенных к Израилю во плоти, и которые мы читали этим утром. А Он говорил им, что они ради своих преданий преступают заповеди Божии, что Он и поясняет на примере того, что Моисей заповедал им проявлять всякую заботу о своих родителях. На это Иудейским раввинам нечего было ответить. Они хвалились законом, а значит и всеми его уставами и постановлениями. Они никогда не смогли бы позволить себе сказать, что дети могут и не почитать отца с матерью. И всё же они сумели упразднить этот закон, прибавив к нему небольшое, но свое собственное дополнение. Ибо они учили, что человек очень большим даром храму мог освободить себя от обязанности почитать своих родителей, тем самым преступая заповеди Божии своими преданиями.

Эта опасность, о которой также было сказано еще и несколько иными словами. Так Иисус говорил: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам», - дав также понять, что заповеди, оставленные Апостолами, равнозначны заповедям, оставленным Им Самим. А потому нет большей опасности, чем отказываться, так или иначе увиливать от исполнения заповедей Христовых. Мы можем, уподобившись книжникам и фарисеям, похваляться Христом, как те похвалялись Моисеем, говорить, что покоряемся Ему, и однако же, как и они своими нововведенными преданиями упразднять Его заповеди, признавая их лишь на словах. И это далеко не надуманное предположение. Христос заповедал нам не сопротивляться злу, возвращать взятое у нас имущество (Лк 6,30). И это почитающие предания прямо не отрицают, однако в то же самое время говорят, что обязанность общества состоит в том, чтобы поймать и наказать вора, а это говорит о том, что повиновение этой заповеди Христа никогда не применялось и никогда не будет применяться в жизни. То есть предание на деле упраздняет заповедь Христову. Христос заповедует помогать любому нуждающемуся, встречающемуся нам на пути, быть похожим на самарянина, помогать даже тем, кто об этом не просит. Почитающие предания говорят: «О, да! Именно так и надо поступать!» На деле же они поддерживают нищету и нищенствование так, чтобы «в каждом месте поддерживали своих нищих». И, как следствие, всякий раз, когда появляется возможность исполнить заповедь Христову их предания упраздняют и не дают возможность сделать этого, ибо они закрывают свои сердца от сострадания и затыкают уши, чтобы не слышать воплей нуждающихся, которые могут потревожить их покой и разбудить воспоминания о том страшном времени, когда они могут услышать: «Чадо! вспомни, что ты получил уже доброе в жизни твоей, а брат твой - злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь». Опять же, Христос запрещал подталкивать и вдохновлять на дружбу с миром, утверждая, что невозможно одновременно быть другом мира сего и Бога. Однако, поклонники преданий, любящие мир сей, своими преданиями делают так, что человеку почти невозможно жить в обществе и одновременно служить истине, если же это всё-таки кому-то и удается, то мир сей просто выслушает, что тот говорит им ради Христа. Если человек подчиняется этому преданию, то он становится в один ряд со сластолюбцами, становится причастником их занятий и увлечений, что приводит к дружбе с ними и делает тщетными всё, сказанное Христом, упраздняя все Его заповеди.

Количество примеров можно увеличивать без конца, однако в данном случае достаточно и этого. Нет более опасной формы неповиновения, чем маскировка ее под притязания творить добро. И это старо как мир. «И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро»? Павел во дни жизни своей живо противостал подобным измышлениям, вынеся безошибочное и резкое суждение: «Праведен суд на таковых». Такие апологеты неповиновения намного опаснее тех, которые прямо отрицают Христа и не повинуются Ему, так как они обманом вовлекают в погибель как себя, так и неопытных. Познание Христа и полное повиновение Ему станет совершенно пустым звуком для нас, если мы ради своих преданий в своей повседневной жизни будем преступать Его заповеди, не повинуясь им.

Поведение в повиновении возможно испытать плотью и кровью, ибо только так это и должно происходить. Никакое другое испытание нашей веры не может быть достаточно сильным, чем испытание повиновением заповеди, которая противоречит нашим естественным желаниям и наклонностям, для исполнения которой нет других причин, кроме той, что она заповедана. И всё же, если испытание тяжело, то и вознаграждение за такое испытание будет гораздо больше, чем то себе можно представить. К тому же наши испытания довольно коротки. Они вскоре закончатся, даже если прожить длинную человеческую жизнь. Человеческая жизнь по сравнению с вечностью, короче мгновения и, если уж проходит, то проходит навсегда. А потому разве не можем мы принять, выпавшие на нашу долю часть страданий Христовых, в испытании повиновения Его заповедей? Разве не можем мы сказать вместе с Ним: «Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» Если мы страдаем с Ним, то с Ним будем и царствовать. Наши горести и беды легки и скоротечны, однако они производят для нас непомерную и вечную славу.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава