Христадельфиане - официальный сайт
Времена отрады
XXXVI. СОЛЬ

Соль земли. – Несоленость соли. – Люди представляющие собой то и другое. – Просоленность. – Свет мира. – Горящие светильники. – Свеча под сосудом. – Сосуды. – Сосуд работы. – Сосуд домашний. – Свет свечи. – Пример Христа. – Источник духовной слабости. – Пренебрежением словом Божиим и чтение его. – Последствия того и другого. – Христос во время страданий. – Наше утешение в них. – Поражения и окончательная победа. – Сегодняшнее общение с Христом и конечная радость.


Иисус говорил Своим ученикам: «Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям». И также верно то, что было Им сказано и в другом случае: «А что вам говорю, говорю всем». Несоленая соль – вещь совершенно бесполезная на столе, а соль, потерявшая свою силу – вещь далеко не безызвестная, как в буквальном, так и в переносном смысле. Можно знать истину и исповедовать ее, но так никогда не почувствовать ее вкуса. И это – мучительный и тяжкий недуг, касающийся буквально всех. Если наша соль безвкусна для едока, то он вряд ли пригласит нас за свою трапезу. И это можно наблюдать уже сегодня. Нам необходимо питаться друг другом, в том смысле, что мы не можем иметь дела, общаться и разговаривать между собой, без того, чтобы не отдавать немного себя и не получать немного от другого. В таких обыкновенных, повседневных отношениях между людьми ощущается человеческий привкус. И какое же глубокое разочарование ощущается от безвкусия того, кто садится за твой стол с видом хорошо просоленного человека! В некоторых чувствуется соль, когда вы «едите» его. В некоторых этот привкус слишком тонок. В некоторых – слишком резок. От таких людей получаешь удовольствие. И хотя число таких не легион, оно всё же увеличивается. Увеличение соли нельзя скрыть. Обладающие солью, обладают ею всего лишь по одной причине, и эта их соленость также осаливает других. Они солоны потому, что лежат, живут и спят в соли. Постоянно чтение слова Божия пропитывает их разум духом слова, изменяя их безвкусие, бесполезность ветхого, плотского в нового, наполненного новыми и редкими качествами человека. Иисус говорит, что Его люди – соль. Они стали такими благодаря истине, которая солит человека лучше всего на свете, однако, продолжает Он, если соль теряет силу и становится несоленой, то она уже ни на что не годна. Такая соль не будет употребляться за Царской трапезой, она, наравне со всеми другими бесполезными вещами, будет выброшена на попрание людям с тем, чтобы тем самым устлать путь другим. А потому стоит внимательно следить за пропитанием себя солью: «как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко, дабы от него возрасти вам во спасение».

И дальше Иисус говорит Своим ученикам: «Вы - свет мира». И тут же продолжает: «И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом». Сама суть света заключается в том, чтобы он светил людям и был виден ими. А потому все, кто услышал и познал истину Апостольских слов, являются светом на подсвечнике, зажженным Самим Иисусом, ибо дело Апостольское было продолжением дела Христова. Так же Он говорит: «Да светит свет ваш пред людьми». В значении этих слов нет никаких сомнений. Если в этом случае не иметь в виду нечто особенное, то эти слова можно применить к любой составляющей истины, проявляющейся в человеческой жизни, как в его словах, так и в его делах. Только так, в словах и делах, мы являем истину. Некоторые являют ее, некоторые нет. У некоторых их свет почти постоянно хранится под их сосудом. Этим сосудом может быть, к примеру, работа, и очень большим и со всех сторон толстым сосудом, через стенки которого свет просто не в состоянии пробиться. А ведь работа не должна становится сосудом, работа должна занимать в жизни соответствующее ей место. Она становится очень опасна, ибо легко может сильно ослабить, если не совсем погубить истину в человеке. Очень легко незаметно для себя погрязнуть в заботах века сего, или же в мирских делах так, что потерять остроту ощущения общения со Христом, чувствуя себя на одной ноге с жителями этого мира и почитать за братьев тех, кто попыхивает хорошими сигаретами и потягивает дорогие напитки, тех гордецов, которые считают себя шишками на этой земле, хотя, на самом деле, они представляют собой ни что иное, как всего лишь бездушных снобов, громоздящих своим гниющим злотом гробы на земле до небес, чья участь погибель вместе с животными.

Истина не светит в тех, кто принадлежит этому стаду. Она не является ни в их словах, ни в их делах. Вся их жизнь является опровержением доброго исповедания. В них ничего не видно, кроме того, что они являются жителями, гражданами мира сего. Невозможно даже представить себе, что их жительство на небесах, или, что они живут и поступают, как рабы Иисуса Христа. Они, по сути, являются сами сосудом. Их свет, если и светит, то светит «внутри», не испуская ни единого луча для освящения заблудшим пути в жизнь вечную. Впрочем, сосудом, как и работа, могут быть и другие вещи. Например, семья. Ничто так не гасит свет небесный, как заботы о доме и семье, если только мы не напоминаем себе постоянно о том, что у нас нет постоянного града, что эта жизнь лишь только тогда приобретает смысл, если ведет к жизни грядущей, а также то, что настоящая истина состоит в том, чтобы использовать все блага ее, как странники и пришельцы – по необходимости, оставив получение удовольствий от них на потом, когда мы сможем пить из этих источников без всякого опасения нанесения себе вреда ими. В этом мире вряд ли существует многое, что нас, смертных, особенно сильно связывает с ним, однако необходимо быть всё время начеку, чтобы эти вещи не потушили наш свет как теоретически, так и в жизни. Иисус хотел, чтобы мы бодрствовали. Иисус хотел, чтобы свет внутри нас светил всем, а не только кому-то в отдельности. Само собой, для этого необходим свет теоретический. Без этого ничего хорошего не может быть. Глубокое и основательное знание истины – вещь обязательная, без которой невозможно благое духовное начало ни одного человека. Однако, в то же самое время, не стоит забывать и о практической стороне этого дела, ибо истина должна быть видна также и на деле, в жизни. Со стороны должно быть видно, как истина влияет на всего человека целиком, что он сейчас не такой, каким был перед этим, что он по-другому думает, по-другому поступает, что вся его сущность изменилась благодаря познанию и влиянию благовестия. Нам необходимо всеми возможными способами являть свет – точно так же как Тот, Кто был этим Светом и являл его Собой. Он – наш пример, Он – первенец среди братьев, Он – Предтеча и Начальник. Когда бы мы ни испытывали самих себя, когда бы ни планировали в своей жизни что-то сделать, самое лучшее всегда и во всем равняться и смотреть на Него – как Он, начальник и совершитель нашей веры, поступил бы на нашем месте. И это не трудно, ибо вся Его жизнь подробно описана во всех четырех Евангелиях. Всё, что нам остается, так это внимательно ознакомиться с этими подробностями, и самым настоящим источником духовной слабости является незнание этих подробностей. Да обитает в нас слово Христово обильно, ибо только с помощь его можно преодолеть всё и вся. Только из-за того, что люди не общаются с истиной, она не вселяется в них обильно. Как только они начинают общаться с ней, как тут же обнаруживаются благие последствия.

Говоря проще, надо всего-навсего найти в своей жизни время для чтения и изучения слова Божия, что, кстати, заповедано Духом через Соломона, который называет блаженным человека, бодрствующего каждый день у ворот премудрости, который стоит на страже у дверей ее, у которого, как и у Давида, в законе Господнем воля его, о котором он и размышляет день и ночь. Те, у кого слово Божие не занимает такого положения в жизни, грешат против самих себя. Они пренебрегают тем, что служит для их же собственного блага. Исключая из своей жизни повседневное чтение Библии, они тем самым теряют очень многое, теряют саму жизнь. Ведь чтение слова Божия подобно маслу, успокаивающему бушующие волны. Оно успокаивает нервы и задает здравый настрой ума. Человек не подверженный такому влиянию становится жертвой всех тех назойливых забот, которых с головой хватает во всех сторонах этой жизни. Его ум становится добычей мирской лихорадки, его способность здраво смотреть на вещи постепенно пропадает, приговором всего его существования становится «суета и томление духа». Слово же Божие исцеляет всё. Оно успокаивает и остужает разум, очищает понимание, помогающее нам освободиться от бесов, дабы жить в этом злом мире относительно не терпя вреда. Это помогает нам походить на Христа, явившего людям свет как в теории, так и в жизни, будучи святым, непричастным злу, непорочным – безгрешным.

Причиной, по которой мы призваны собираться сегодня для размышления о Нем, можно было бы назвать самой мрачной стороной Его жизни. Нам не положено особенно много думать о том, когда Он явится Победителем мира и Спасителем верных, хотя эти образы и не совсем чужды тем образам, которые стоят на столе пред нами. И всё же мы больше призваны оглядываться назад, на то время, когда Он был презрен и умален пред людьми, когда Он был мужем скорбей, изведавшим болезни. Очень полезно оборачиваться и смотреть на то время, ибо в этом мы находим не только утешение и отраду, но и вдохновение. Иисус сейчас является Господом и Духом, облеченным в несказанную славу Отца, и Он сейчас превыше всего. Мы не в состоянии постичь Его. Всё, что мы можем чувствовать, так это некое благоговение по примеру того, что чувствовал Авраам в присутствии Элохим, когда умолял Господа не слишком гневаться на прах и пепел за то, что он вступил в торговлю с Божеством. И всё же тогда, когда мы смотрим на Него облеченного в плоть, искушаемого так же, как искушаемся все мы, и в какой-то степени изведавшего все слабости, пригибающие нас к долу, мы начинаем понимать кое-что из того, что было высказано Павлом: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших». И в этом наше утешение и отрада, которые лишь укрепляются, когда мы слышим призыв: «да приступаем с искренним сердцем, с полною верою» (Евр 10,22). И как не радоваться этому призыву, и не горевать от того, что с полным сердцем на него откликнуться мешает наша слабость. «Всё возможно верующему», - сказал Иисус человеку, который просил проявить сострадание к своему ребенку. Подобны ему и мы, когда вслед за ним готовы вскричать «со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию!» Унижение нашего Господа так же служит вдохновением и утешением, когда нас не слушают и не признают, когда мы служим предметом всяких насмешек и унижений за то, что уповаем на ветхие Евангелия и почитаем своей надеждой надежду древних Христиан, ибо переживая всё это, мы переживаем все те же горести, которые пришлось пережить на земле и Начальнику нашего спасения, а причастность к Его страданиям лишь придает нам смелость.

Разве мы не чувствуем того же, что чувствовал Петр? «Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти». Петр не выдержал первого же испытания и только потом ради Христа пошел и в темницу и на смерть, будучи среди тех, кто радовался, «что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие». То же самое подобает, а то и просто необходимо, испытать всем нам – вкусить поражение при первом же столкновении и быть побежденными в первой же битве, и всё же, в конце концов, стать увенчанными победителями, победившими всех врагов и преодолевшими все препятствия, стоящие на пути веры и повиновения, на единственном пути, ведущем в жизнь и бессмертие. И если мы получаем утешение и вдохновение от тридцати трех с половиной лет наполненной событиями жизни нашего Господа во плоти, разве не будет это освещать и давать мудрость нашим поступкам в нашей жизни? Он оставил «нам пример, дабы мы шли по следам Его». Но, что Он делал? Как Он использовал Свое время? Чему Он посвящал Свою жизнь? Над всеми этими вопросами нам стоит задуматься. Что Он делал? Он ходил, благотворя. Он притягивал к Себе людей уже в то время. Народ во множестве следовал за Ним, куда бы Он ни шел. Мы не можем надеяться увлечь за собой толпы народа, хотя, в какой-то степени, и можем идти «по следам Его». Мы можем усвоить наставление, оставленное Им нам, и стать «всем слугою», или рабом. Вместо того, чтобы нам прислуживали, мы можем сами служить всем. Мы можем стараться благотворить и быть готовыми «на всякое доброе дело», даже в своей, столь незначительной повседневной жизни. А это – не завидное дело, если только не делать его по долгу и терпеливо с мыслью о получении за нее достойного вознаграждения. Причащение к страданиям Христовым ведет нас также и к причащению Его радости. И какой радости!!! Христос привлекал к Себе людей во дни Своего смирения, насколько же Он будет привлекательнее во дни Своей славы?! Он станет Божиим благословением земли, а вместе с Ним станем благословением земли и мы, если только причислимся достойными Его общения.

Обозреть всю эту картину целиком нам помогают стоящие пред нами хлеб и вино. Это – великолепная картина, которую нам стоило бы изучить поподробнее. Она должна запечатлеться в нашем воображении. Да обитает Христос в наших сердцах верой. Пусть Он станет самой главной и самой навязчивой из наших идей. Пусть все мы станем подобны Павлу, который говорил, что для него «жизнь – Христос». Это – во всех отношениях достойная жизнь. А ради чего еще стоит жить? Всё, что мы можем достичь и получить в этой жизни, не принадлежит нам, ибо мы умрем и оставим всё это, и только то, что достигается нами во Христе – вечно, потому что вечен Он. Всё принадлежит Христу, а потому, если мы принадлежим Ему, тогда, как о том говорит Павел, всё – наше. А потому возложите всё на Христа, освободитесь от пут настоящего. «Ты просишь себе великого: не проси». «Не можешь служить Богу и мамоне». Лишь только одно нам позволено просить и искать от всего сердца в нашем мире – Царства Божия. О всем же другом Христос говорит: «Итак не заботьтесь, потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом». «Имея пропитание и одежду, будем довольны». «А желающие обогащаться, - говорит Павел, - впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу». Так что для Христадельфианина единственным верным правилом поведения во всем и всегда может быть исключительно Христос.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава