Христадельфиане - официальный сайт
Времена отрады
XXV. ЛЮБОВЬ И УЧЕНИЕ

Разная любовь. – Любовь, о которой говорил Иоанн. – Ее основание. – Любовь в истине. – Любовь дома веры. – Ее мнимая узость. – Истинная широта и мудрость узости Библейской любви. – Опасность любви вне истины. – Хождение в истине. Спецы и сыновья. – Вторые неизвестны, но не мечтатели. – Любовь и послушание в Писаниях слова синонимы. – Возможность потерять уже приобретенное. – Объяснение странного выражения, «не имеет Бога». – Бог был во Христе, но в истинном, а не в вымышленном. – Возможность веры в Иисуса из Назарета, но «другого Иисуса». – Происхождение ереси о Христе. – Различные учения и помыслы. – Безукоризненность. – Истинное учение Божие, явленное в потомке Давида. – Заповедь на принимать тех, кто учит иному. – Преграда для общения. – Боль, за которой следует благословения.


2-е Послание Иоанна. Это Послание говорит нам нечто о важном для нас понятии «любви», ибо «любовь» по понятиям мира сего – одно, по понятиям некоторых сект – другое, по понятиям же Апостольским – совсем иное. Первые два мы опустим, ибо по понятиям мира сего «любовь» представляет собой нечто эфемерное, происходящее на инстинктивном уровне, проходящее от времени и привычки чувство, прекращающееся вместе со смертью. Ортодоксальная же «любовь» принимает сильно искаженные формы, ибо ей не хватает той силы и привлекательности, которую придают ей Писания. И это приносит духовный вред сегодня так, что любовь испаряется подобно дымке. «Любовь» же из Послания Иоанна стоит на прочном основании, без которого она не может существовать. И часть его видна уже в самом первом предложении его Послания: «Старец - избранной госпоже и детям ее, которых я ЛЮБЛЮ ПО ИСТИНЕ». Братская любовь вне истины – не любовь вообще. Он не любит мира ни того, что в мире, помня, что если «кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1Ин 2,15). Его отношения с людьми и вещами связаны истиной. Во Христе он стал новой тварью (2Кор 5,17). Он уже никого не знает по плоти. Дружба с миром есть вражда с Богом (Иак 4,4). А потому он не связывает себя дружбой с теми, кто не знает Бога, кто не слушает благовеста нашего Господа Иисуса Христа. Его любовь связана узами истины.

Закрывает ли он из-за этого свое сердце от сострадания к тем, кто находится вне Бога? Ни в коем случае. Он ощущает возложенную на него ответственность за них по тому же закону, по какому нужно приветствовать не только братьев, но и творить добро по возможности всем людям, даже врагам. Однако существует разница между деланием добра и поисками дружбы с ними, и святому необходимо внимательно следить за этой разделительной чертой, дабы не услышать упрека, который прозвучал в ушах Иосафата после того как он дружески помог Ахаву: «[следовало] ли тебе помогать нечестивцу и любить ненавидящих Господа? За это на тебя гнев от лица Господня» (2Пар 19,2). Мы можем общаться с миром сим, проявляя к нему вежливость и доброжелательность, но ни в коем случае не становясь на его платформу, не смешиваясь с ним в его удовольствиях, выгодах и дружбе.

«Любовь» в доме веры есть любовь «ради истины, которая пребывает в нас и будет с нами вовек». Таково определение Иоанна ее источника и границ. Любой, поистине принадлежащий этому дому, инстинктивно принимает это. Плотскому уму это кажется очень «узким», однако это всего лишь иллюзия неведения. На самом деле здесь настоящая широта, ибо говорит о том, что пребывает вовек, тогда как этот век, который так неправедно накладывает на нас ярмо, исчезнет. Истина дает нам доступ к безграничным берегам вечности, тогда как дружба с миром ограничена узкой полоской земли, кратким существованием в этом скотском житие. Но и сегодняшнее «узкое» Апостольское определение любви основано на мудрости, ибо безоглядная дружба с миром таит в себе много опасностей, так как уводит от страха Божия, от надежды призвания и от святости в доме Наставника, «дом же Его – мы, если только дерзновение и упование, которым хвалимся, твердо сохраним до конца». А потому это сеть диавольская дружба и любовь, кажущаяся сейчас приятной и привлекательной, однако засасывающая подобно водовороту, тянущего к смерти. Ибо, когда Господь света встанет на земле, дабы исполнить волю Отца, весь этот мир с его удовольствиями «убежит» прочь.

Иоанн радуется за «ходящих в истине». Святые не могут поступать иначе. Их дела, планы на жизнь, дружба, цели, работа, надежды, короче, всё, связанное с ними, и с тем, что от них исходит и происходит в них, всё утверждено на истине. Истина – их вдохновение, управляющая ими. Тот, «кто во Христе, [тот] новая тварь». Однако не все отвечают этому требованию. Существует множество знатоков, служащих не Господу Иисусу, а самим себе, но такие «незаконные дети, а не сыны». Только сыны будут собраны вместе в день 144 000. Их сейчас немного, как и всегда было, и «мир не знает» их во многих отношениях, они же знают, что их ждет. Они не мечтатели и не фанатики. Они – чада мудрости, и мудрость всех их оправдывает, даже несмотря на то, что иногда они сами не понимают этого. Они слишком хорошо знают этот мир, чтобы попасть в его дружеские сети. Они познаны Богом и, в надлежащее время, будут явлены в славе, чести и бессмертии. Ну, а пока они «ходят в истине». И только в этом положении на них стоит и смотреть. В любом другом положении они уже не будут теми, кто они есть. О них нельзя судить «по плоти».

«Любовь же состоит в том, - говорит Иоанн, - чтобы мы поступали по заповедям Его». Ни один человек, живущий по Духу, не любит неповиновение. Апостольская «любовь» является состоянием знания и понимания Божиего, которое творит из него «делателя слова». Иоанн рассуждает об этом, основываясь на специфике своего времени, однако его рассуждения верны всегда, ибо всегда существовала и существует всё та же опасность. «Это та заповедь, - говорит он, - КОТОРУЮ ВЫ слышали от начала, чтобы поступали по ней». Нам бы очень хотелось знать, что он имел в виду, говоря, «ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти». Однако совершенно ясно, что он говорит о необходимости держаться первоначально преданного учения о Христе, ибо многие отступали от него. Повиновение этой заповеди, очевидно, исходит из новозаветной «любви», которая должна быть принята и нами, дабы и нам устоять пред славой Господней в пришествие Его. Таково мнение Иоанна, что видно из его последующих слов: «Наблюдайте за собою, чтобы нам не потерять того, над чем мы трудились, но чтобы получить полную награду». Не было бы нужды напоминать об этом, если бы то, над чем они «трудились» не портилось из-за обольстителей, о которых он говорил.

И он говорит о последствиях тех, кто попался в сети этих обольстителей, прямо без обиняков: «Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога». Такие слова могут показаться странными, ибо эти «обольстители» верили в того же Бога, создателя неба и земли и во Христа Иисуса, хотя и на свой собственный манер. Однако эта странность исчезает, если внимательно присмотреться к тому, о чем пишет Иоанн. Из слов Иоанна видно, что, по его мнению, «иметь» Бога, означает быть в Его благоволении сейчас и всегда. Всё существует по Его милости. Как говорит Давид: «Да славят Господа за милость Его и за чудные дела Его для сынов человеческих!». Милость Божия нисходит на всех, а вот Его благоволение, которое управляет, руководит и благопоспешествует (даже через наказание) доступно лишь Его духовным сыновьям. Сладость Его благоволения вещь обусловленная. И одним из условий является распознание путей Его благоволения. Так без Христа грешники не могут подойти к нему близко. Они получают от Бога милости, как все остальные Его твари, как малые птицы, ни одна из которых не падает на землю без воли Отца Небесного, однако они не имеют пред лицом Его положения Его детей. Им не положено Его благоволение в веке грядущем. Это возможно лишь во Христе, да и то, во Христе Божием, в Его Помазаннике. Любой другой «Христос» является глумлением над мудростью, а потому все, проповедующие что-то иное, проповедуют другого Христа, хотя при этом и говорят о Христе из Назарета. И это очевидно из того, что Иоанн пишет о таких в этом Послании. Они верили, что человек по имени Иисус из Назарета был Христом, однако их рассуждения о Нем были далеки от истины, а, следовательно, они верили и проповедовали другого Иисуса, не Сына Божия. Таких различных человеческих предположений о Христе было и есть множество, но все эти ереси имеют одну общую характерную особенность – все они излагаю человеческие домыслы, вместо того, чтобы со смиренным сердцем, как дети, принять простое учение о Нем. Одни говорят, что такие моральные качества, какими обладал Иисус, не возможны для простого человека, состоящего из плоти и крови, а потому вся Его жизнь была жизнью духовной личности, облекшейся в смертные формы. Другие, веря, что Он обладал настоящими кровью и плотью, впадают в другую философскую крайность, говоря о том, что Он был простым человеком, и что мысль о явлении в Нем Бога во плоти, является нелепостью. Католики и Православные умудрились смешать оба эти понятия, говоря о том, что хотя Иисус и был во плоти, Его плоть не была такой же, подверженной тлению, плотью, как смертная плоть любого другого человека, но была чиста и безукоризненна. Такого же опасного мнения придерживаются и Свидетели Иеговы, уча, что плоть Иисуса была отличной от плоти Его братьев.

Говоря о всех них, слова Иоанна являют мысли Духа: «Всякий, преступающий учение Христово и не пребывающий в нем, не имеет Бога; пребывающий в учении Христовом имеет и Отца и Сына». Учение Христово есть то, что Он явил Бога в смертной плоти народа Авраамова ради спасения по Своим Собственным уставам и постановлениям, «дабы… лишить силы имеющего державу смерти». Все, принимающие это учение, имеют Отца и Сына, ибо в Иисусе у них есть Сын и Отец, явленный в Нем.

Что же касается тех, кто «не приносит сего учения», Иоанн заповедует не принимать его в дом и даже не приветствовать. И от этой заповеди, как и от всех остальных, не укрыться. А исполнение ее может нам много стоить. Отказ от друзей подобен распятию плоти, ибо многие из них, по человечески, прекрасные люди, однако они, так или иначе, были обольщены и отошли от учения Христова. В отношениях с ними нет альтернативы. Друзья на время, истина – навсегда. И если мы ради первых жертвуем вторым, то в день славы, нас ожидает участь всякой плоти, которая «прейдет, как цвет на траве».

«Ибо приветствующий его участвует в злых делах его». Это относится ко всем без исключения, создавая барьер дружбе даже с теми, кто придерживается истины и учения Христа, но «приветствует» тех, кто не делает этого, а потому и участвует в их «злых делах», а, следовательно, исключает себя от тех, кто твердо стоит в учении Христовом.

Это Послание в целом, как ничто другое, подходит к тому положению, в коем мы находимся сегодня утром. Ибо мы вынуждены из-за учения Христова несколько сторониться тех, кого мы любим. И Послание Иоанна оправдывает наше поведение, как в отношении к оставившим учение Христово, так и в отношении к тем, кто, хотя всё еще и хранит его, не разрывают своих связей с теми, кто оставил его. Это больно, но мы не должны ни колебаться, ни страшиться, ни отчаиваться. Бог с нами, если мы повинуемся Ему, и все мы увидим Его среди нас благословения полностью, как вознаграждение за ревность и святость, любовь и готовность встретить великий, уже приблизившийся, день Господень.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава