Христадельфиане - официальный сайт
Времена отрады
II. ХЛЕБОПРЕЛОМЛЕНИЕ

Хлебопреломление, взгляд со стороны. – Почему мир сей относится к нему враждебно. – Вражеской власти приходит конец. – Окончание «времени времен и полувремени». – Сегодняшние испытания. – Опасность положения. – Необходимость в укреплении. – Отступничество. – Главное – трапеза Господня. – Надежда на встречу с Ним в будущем. – Ожидаемая радость. – Сострадание Христово. – Его память о страданиях. Жертва Христа. – Его воскресение и второе пришествие.


Наша сегодняшняя встреча имеет значение только для тех немногих (как это и должно быть), кто знает истину. Внешнему миру это просто смешно. Он ничего не видит в ней, кроме бесполезной и сильно устаревшей церемонии, рудимента древнего суеверия. Внешний мир может уважать еженедельное совершение этого обряда, он может даже смотреть на людей, совершающих его как на тех, кто по своему положению и убеждениям обязан совершать его, но всё же в их уважение всегда будет подмешиваться жалость к тому, что они называют слабостью, а также подозрение в том, что, по их мнению, бесцельным занятием, можно заниматься всерьез. Возможно, бессознательно, но всё же на них также влияет ощущение своего безысходного и проклятого положения, которое становится видимо еще отчетливее на фоне нас. По сути, причина любой вражды мира сего к тем, кто следует по пути Божиему, кроется как раз в их безнадежности. «Только согласитесь с тем, что и мы правы, и мы готовы признать и вашу правоту», - говорят они. А это как раз то, на что верующие Благовестию никак не могут пойти. Отсюда и традиционное «противостояние». Мы должны благодарить Бога за то, что живем во время, когда мир сей не властен явно проявлять свою вражду к друзьям Христовым. А ведь были дни, когда закон страны запрещал подобные собрания. Были дни, когда для того, чтобы совершить заповеданное нашим Наставником хлебопреломление, приходилось скрываться в лесах и ущельях. Но эти дни ушли. Ушли навсегда. Окончилось Папское превосходство, длившееся 1260 лет, отмеченное полной и явной потерей власти навязывать из Рима своих догм простым людям. Святые были преданы «в руку его» лишь «до времени и времен и полувремени». И эти времена, несмотря на заверения утверждающих, что «не скоро придет господин мой», кончаются. Наоборот, во всей поднебесной святые освобождаются из руки отступничества, получая свободу и права на существование и на проведение таких собраний, как наше, во исполнение заповеди (даже в самом Риме сегодня Библия свободно читается под стенами Ватикана).

И всё же презрение этого мира также является еще и своего рода испытанием. Неверие также проявляется тогда, когда говорят, «да кому это хлебопреломление нужно?» Незнание точного времени возвращения Господа, тоже испытание, даже несмотря на наличие всех признаков того, что мы живем в последние дни. Наша жизнь буквально напичкана испытаниями. Что сказать на это? Существует лишь один вразумительный ответ. Сердце, освященное на судах и постановлениях, по которым Бог поступает со Своими избранными, не станет стенать и сетовать при выпадающих на его долю испытаниях, а будет принимать их «с великой радостью», как то делали Павел и его брат Иаков. Испытания являются в порядке вещей в доме Господнем, а в наши дни, когда меч изъят из рук властей, всё же и нам, необходимо, хотя и живущим в веке прав и свобод, быть испытанными по примеру испытаний, доставшихся братиям первого столетия. А правильное понимание причин испытаний поможет нам не отвращаться и не пугаться их. Павел говорил о своих страданиях, что он благодушествует «в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа». Духовное понимание происходящего приведет и нас к тому же заключению, когда мы будем сравнивать его страдания со своими на пути служения в одной вере. Страдания не могут быть приятными, ибо если бы они приносили удовольствия, то не были бы и страданиями, перенося которые мы причащаемся к святости Отчей. Удовольствия не ведут нас к ней, а наоборот – уводят от нее.

Однако в нынешних временных страданиях есть и еще одна приятная сторона, ибо они, в какой-то степени, приготовляют наше славное будущее. Величина радости нашего освобождения будет зависеть от количества и качества нынешних страданий. А это освобождение не за горами. «Хотя бы и замедлило, жди его, ибо непременно сбудется, не отменится». Так советует Дух. Внезапно, среди рутины нашей повседневной жизни, в наших ушах прозвучит тихий благовест, что наше ожидание закончилось, что наше воинствование позади, что наш Господь уже на земле. Именно для этого мы готовимся, терпя в ожидании зло.

А пока в этом наша непоколебимость. Господь еще не пришел. Мы здесь, за этой трапезой, «доколе Он придет», невзирая ни на какие обстоятельства, окружающие нас. Времена трудные не только для тех, у кого нет корня в себе, но и для утвержденных в истине, которых также подстерегают опасности со всех сторон. Давайте бодрствовать. Мы слышим о братиях, оставляющих трапезу Господню, слышим и советы прекратить собираться на эти вечери, как на учрежденные от человеков. Мы слышим о братиях, отрицающих Божию праведность от веры в веру, явленную Благовестием. Слышим о том, что никто не спасается через Благовестие, и что нет необходимости креститься в воде. Много чего такого витает в воздухе, непонятного, как «летучий голландец», однако воспринимаемого за реальность. Обстоятельства заставляют во всем и всегда держаться ближе к Священным Писаниям. И нечего удивляться, когда приходится слышать нечто невразумительное, а то и дикое, ибо и во дни Павла уже существовала склонность колебаться и увлекаться «всяким ветром учения», о чем и предупреждал Апостол. Уже тогда существовали искусные обольстители хитросплетенными баснями, а также те, кто всегда учился и никак не мог научиться истине. Были и такие, которые несмотря на предупреждения Апостолов, приклоняли ухо и слушали злых людей и обманщиков, которые говорили превратно, увлекая за собою учеников. Когда Иоанн вошел в преклонные лета, вокруг уже расплодилось «много антихристов». Ну, а если это происходило во дни даров Святого Духа, то нам нечего удивляться, когда подобное происходит и в наши дни. Впрочем, у нас есть твердое утешение, что второму отступничеству, которое так бурно прорастает среди братий, не удастся во второй раз, как то было вначале, заглушить истину. Отрадно также и то, что Господь, придя, всё же найдет некоторое количество готовых (Мф 25,10) немногих, которые не вкусят смерти (1Кор 15,51; 1Фес 4,17), немногих, которые, несмотря на всеобщее забвение, будут бодрствовать (Лк 12,37). А это значит, что некоторым всё же удастся, благополучно пройти через все препятствия, ловушки, капканы и опасности последних дней, сохранив твердость веры и дел Апостольских до конца. И если кто-то обрящется в таком блаженном положении в пришествие Господа, то кто, если не мы? Для того, чтобы оказаться в этом числе, необходима постоянная бдительность, величайшая осторожность, которая должна возрастать по мере умножения злых делателей, коим позволено в эти последние дни увлекать даже избранных. Потерявшие бдительность окажутся с теми, кто подвергнется «наказанию, вечной погибели».

Где еще, если не за вечерей Господней, могут быть найдены ученики в явление Его? Как и ученики первого столетия, они будут постоянно пребывать «в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян 2,42). Они будут «соблюдать всё», что Иисус повелел им. Среди «всего», конечно же, особая вечеря воспоминания, содержащая в себе множество переплетенных между собой, пленительных и чудесно тонких отрадных особенностей. Здесь, среди нас, присутствует Господь. Когда Он устанавливал вечерю, Он Сам присутствовал среди учеников. Они могли видеть Его, осязать Того, Кому поклонение не считается идолопоклонством. Кого любить всей душой является не только нашим желанием, но и Его заповедью. Нам не дано видеть Его так, как Его видели они. Мы собрались во имя Его, и Он, без сомнения, знает об этом и внимает нам, даже несмотря на то, что мы лишены отрады тех, кто слышал, видел своими очами, рассматривал и осязал руками своими Слово жизни (1Ин 1,1). Впрочем, это лишение в изобилии компенсируется преимуществом нашего положения, которое видно из слов, обращенных Господом к Фоме: «Блаженны невидевшие и уверовшие». Какой же будет радость, когда мы, после стольких многих встреч в Его отсутствие, соберемся вместе с Ним! Какое славное завершение нашему терпению – возлечь за выспренней трапезой в Грядущем Царстве Божием! Тогда мы увидим Его точно так же, как Его видели ученики, когда Он, препоясавшись, возливал им на ноги воду. Правда, мы увидим Его в более славном положении. Тогда мы в полном объеме поймем смысл блаженства, о котором Он когда-то сказал: «Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими». Наши глаза неотрывно будут смотреть на живой всемогущий источник обетованных благ, который должен наполнить до краев весь земной шар. Мы будем восклицать от радости, когда нам будет позволено возлечь вместе «с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном». Когда Он был на земле во плоти, люди «дивились словам благодати, исходившим из уст Его». Ну, а если это было тогда, во дни Его немощи, то что предстоит услышать и увидеть нам, в Его явление во славе? Мы услышим неизреченные слова, которые будем в силах понять лишь тогда, когда в Его пришествие возрастут все наши способности. Это будет подобно сказочному сну. Наши уста наполнятся смехом и хвалой. И мы скажем: «Великое сотворил Господь над нами». И обо всех этих чудесных и славных вещах нам напоминает хлебопреломление, учрежденное 1800 лет назад, когда ученикам было заповедано: «Сие творите в Мое воспоминание».

Это хлебопреломление напоминает нам то, что до возвышения Он был таким же нашим Братом, как и все остальные братия, разделяя то же самое естество. Ибо Он родился так же, как и любой из нас, испытывал те же печали и невзгоды, которые испытываем мы. Он понес на Себе грехи наши, вкусив ту же смерть, т.е. был во всем подобен Своим братиям. Отрадно думать, что мы сейчас идем по Его стопам, тем же путем через слабости, искушения, веру и надежду. Нас подкрепляют слова о том, что «мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших». Нас подкрепляет то, что Его сострадание поддерживает нас, что, несмотря на Свое нынешнее превознесенное положение, не забывает той немощи, когда Он был мужем «скорбей и изведавший болезни». Если бы Он был просто человеком, Он бы всё это забыл давным-давно. В человеческом мозгу мало что остается, особенно, если это касается пережитой боли – срабатывает защитная реакция. Духовное естество в этом плане сильно отличается от плотского. Такое естество, будучи естеством Божественным, черпает силы из самой вечности, будучи вечным и вечно помнящим. И в этом, конечно, заложен один из Божественных принципов, предваряющих вечное благо периодом испытаний и страданий. Память о пережитом когда-то зле будет составлять часть обетованной вечной радости. Величайшее чувство радостного избавления испытают те, которые получат его немедленно после страшных страданий. Взять, хотя бы, возможно, немного неудачный, но зато доходчивый, пример с зубной болью. Когда она внезапно прекращается, человек испытывает такое облегчение, которое трудно вообразить тому, у кого никогда не болели зубы. Со временем боль забывается, но пока она помнится не забывается и чувство радостного освобождения от нее. Если бы память о боли не затухала, то помнилось бы и избавление от нее. Не приходится сомневаться, что в духовном естестве память будет хранить всегда нынешнее переживаемое нами зло, а значит всегда будет свежо в памяти и сладкое воспоминание о спасении от него. Именно по этой причине Иисусу сейчас не безразличны наши грехопадения.

Это хлебопреломление напоминает нам также и о том, что Яхве было угодно поразить Сына Своего возлюбленного. Что Иисус не только был рожден женою ради нас, но и то, что Он повиновался и умер ради нас. И в этом явлена страшная тайна любви Отчей. Он возлюбил нас и Ему угодно простить нас. Прежде же чем откроется Его совершенное всемогущество, так легко забытое в Едеме и попираемое на протяжении многих поколений, Ему угодно подчинить нас, согнув наши выи, Своему возлюбленному Сыну. И мы выказываем свое благоговение пред именем Его в преломлении хлеба сего, знака общности нашего собрания с тем, что пришло к нам с Голгофы.

И, конечно же, мы вспоминаем о Его воскресении. То, что Он, хотя и был распят в немощи, сейчас живет силой Божией, и что в определенное время восстановления всего, времени, о котором говорили все Его святые пророки, Он вновь приидет, принеся с Собой с небес времена отрады. И память об этом укрепляет нас во дни нашего странствования. Она напоминает нам, что мы, как отцы, всего лишь странники и пришельцы на этой земле, что мы ищем грядущего отечества, которое славно, праведно, свято, мудро и любит нас, которое, когда явится, наполнит сердца наши безмерной радостью, заставив присоединиться к велегласному хору благодарящих и хвалящих восседающего на престоле величия Всевышнего и Агнца Его. А потому давайте говорить друг другу: «Итак, братия мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом».





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава