Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум

ОДИН В ПУСТЫНЕ

Часть II (заключительная)

Вышеприведенный пример с миллиардом долларов и с тем воздействием, которое внезапное обрушение оного на голову не ожидающего ничего подобного в своей жизни человека оказывает на него, является лишь своеобразным преддверием к рассмотрению и исследованию той психологической драмы и силы того искушения, испытания и стресса, которому неизбежно должен был подвергнуться Господь Иисус после своего удаления в пустыню на сорок дней. Необходимо четко представлять себе, что возможности, которые заключает в себе обладание всё тем же пресловутым миллиардом долларов не идут ни в какое сравнение, но выглядят совершенным и полным ничтожеством на фоне тех возможностей, которые открылись Иисусу Христу после его крещения, сопровождавшегося видимым, моментальным наделением Господа Святым Духом, который с минуты его обретения пребывал на Спасителе ПОСТОЯННО.

Слово «постоянно» в этом контексте является одним из двух ключевых определений, характеризующих уникальность пребывания Духа Святого на Божьем Сыне. Второе определение выражается фразой «БЕЗ МЕРЫ», и именно оно представляется для нас наиболее важным в контексте всего исследуемого нами вопроса. Господь Иисус Христос, бесспорно, во многом является уникальным представителем человеческого рода. Таковым его необходимо считать и с точки зрения характера владения Святым Духом. Библия по этому поводу выражается достаточно ясно: «Ибо Тот, Которого послал Бог, говорит слова Божии; ибо не мерою дает Бог Духа. Отец любит Сына и всё дал в руку Его» (Иоан. 3:34,35). Фраза «не мерою дает Бог Духа» относится исключительно к Господу Иисусу Христу, как того требует контекст отрывка и вся история взаимодействия Бога с людьми, запечатленная в Святом Писании. Значительная часть переводов Библии в этом месте уточняет, добавляя «не мерою дает Бог Духа ЕМУ» (см. NLT, ISV, God’s Word Translation, AKJV, KJV, BBE, и т.д.). Именно на таком понимании данного утверждения Иоанна Крестителя об Иисусе Христе сходятся все библейские комментаторы независимо от их принадлежности или направленности в рамках христианского мира. Общепринятая точка зрения по этому отрывку вполне удачно передана, например, Кларком в его труде «Комментарии к Библии» (Clarke's Commentary on the Bible) или Винсентом в «Изучении Слова» (Vincent's Word Studies). Иисус, таким образом, после своего крещения моментально и навсегда получил неограниченные возможности и неограниченную власть над всем миром, причем, как замечает Винсент, «…последняя фраза, ‘в руку его’, означает не только право владения, но и право распоряжения по своему собственному усмотрению».

Иными словами, Иисус получил то, что всегда находилось и будет находиться за гранью сознания и за пределами возможного для любого другого живого человека. Применительно к обретенным им возможностям, одной из библейских фраз, наилучшим и наиболее полным образом характеризующих полученную Иисусом Христом силу и власть, вполне могла стать следующая: «Вот народы - как капля из ведра, и считаются как пылинка на весах. Вот, острова как порошинку поднимает Он». Ранее подобная власть была только у Бога, но отныне «Отец любит Сына и ВСЁ дал в руку Его». Павел вторит Иоанну, когда пишет о месте, роли и предназначении Христа: «Ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - всё Им и для Него создано…». Главный и, одновременно, исключительно трудный вопрос, во весь рост вставший теперь перед Господом, заключался в том, КАК ВСЕМ ЭТИМ ТЕПЕРЬ РАСПОРЯДИТЬСЯ. Для размышлений над всем тем, что подразумевают под собой возможные ответы на этот вопрос, равно как и последствия сделанного выбора, явно недостаточно ни десяти минут, ни нескольких часов. Совершенно естественным и логичным выглядит то обстоятельство, что Иисус был вынужден удалиться в безлюдное место на сорок дней, в течение которых он исследовал себя, своё место и предназначение в Замысле своего Отца и, совершенно несомненно, размышлял о тех последствиях, к которым неизбежно приведет тот или иной выбор, и который ему, в конечном итоге, надлежало сделать. Нет никакого сомнения в том, что он задавался этими вопросами и прежде, скорее всего еще с детских своих лет, однако разительным отличием нынешних его размышлений от всех тех, что остались в прошлом, было то, что за ними стояла реальная сила и почти неограниченные возможности и власть.

Автор Послания Евреям говорит нам, что «Мы имеем… такого первосвященника, который… подобно нам, [был] искушен во всем, кроме греха» (Евр. 4:15). Иными словами, Иисус прошел через все известные и свойственные человеку виды искушения и испытания, но в процессе такого «прохождения» через них, в отличие от нас, он НИ РАЗУ не склонился в сторону неправильного выбора и, тем самым, нигде и никогда не нарушил волю Бога по отношению как к человеку в целом, так и к нему, Сыну Божьему, в частности. Причем можно смело делать вывод о том, что требования Бога по отношению к Иисусу были куда выше, чем к нам, ибо, бесспорно, «кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут». Чрезвычайно полезно, поэтому, будет поставить себя на место Иисуса, облеченного безмерной силой Духа Святого, в этом сорокадневном искушении, и попытаться представить, какие мысли, желания, видения, чувства и устремления одолевали бы нас в подобном случае.

Несомненно, что одним из самых сильных желаний любого человека после того как он был лишен пищи в течение целых сорока дней будет просто раздобыть еды и поесть. В случае с Иисусом, не имевшим вокруг себя в пустыне ничего съестного, но зато обладавшим неподвластными простому человеку силой и возможностями тут же, не сходя с места, решить для себя эту проблему, разум ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА немедленно обратился бы в сторону этого очевидного выхода и использовал бы все способы, доступные человеку с тем, чтобы насытиться и подкрепиться. И Господь – едва ли в этом кто-то сомневается – легко мог бы удовлетворить свой голод, если бы только захотел и, воспользовавшись силой и властью, данной ему Отцом, извлек бы для себя пищу хоть из камней, хоть из песка, хоть из самой пустоты. Но! Поступи он так, он угодил бы СЕБЕ! Причем – и это главное! – угодил бы методами и способами, которые никогда не были и не будут доступны тем, к которым он пришел, чтобы «во всем уподобиться им» (Евр. 2:17).

Подобные возможности не принадлежат человеку и не происходят от него, но даются (точнее, давались некоторым из людей) Богом с тем, чтобы человек использовал их не в своих собственных целях, а ради содействия и продвижения Божьей воли и Божьего замысла относительно земли и живущих на ней. Примечательно в этом контексте то, что за всю историю Ветхого и Нового Заветов нам не удастся найти ни одного случая, когда тот или иной Божий служитель, получавший весьма временную по своему характеру и, более того, крайне ограниченную меру силы Святого Духа Божьего, использовал бы ее ради решения своих собственных задач или удовлетворения своих собственных сиюминутных потребностей. Иисусу в этом контексте надлежало быть «совершеннее всех их», и его отказ поддаться собственным естественным побуждениям и порывам, и оставить их без удовлетворения в самом начале своего пути, распространился затем и на всё остальное его служение, которое является образцом совершенного и беззаветного служения Богу. Дальнейшие Писания Нового Завета подтверждают это:

Иоан. 5:30 – «…ибо не ищу Моей воли».

Иоан. 6:38 – «…ибо Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю Мою».

Рим 15:3 «…Ибо и Христос не Себе угождал».

Помимо всего вышесказанного, стоит обратить внимание на важнейшую деталь, скрывающуюся в этих стихах и остающуюся незаметной для глаз большинства людей, читающих Библию: нигде и ни в каких прочих формулировках, с помощью которых излагается простая мысль о том, что Христос пришел творить волю Бога, а не свою собственную, не встречается ни слово «сатана», ни «дьявол», ни какие бы то ни было родственные им понятия. А ведь подобное изложение было бы как нельзя более уместным, если бы искушения в самом начале процесса публичного служения Спасителя были инициированы реально существующим отдельным персонажем – Врагом Бога и всего человеческого рода (кстати, тот же самый источник искушения действовал в жизни Господа и позднее, ибо о нем написано, что «…отошел от Него до времени»). Но, как уже сказано, мы не встречаем нигде в Библии формулировок типа «Я сошел с небес не для того, чтобы творить волю дьявола». Иисус во всех подобных случаях называет лишь один возможный для него источник противодействия Божьей воле – «волю Мою».

Помимо искушения с возможным превращением камней в хлеба, два прочих искушения укладываются в рамки точно такого же по своей сути подхода, использованного для детального рассмотрения и освещения первого. Однако вся история с искушением Иисуса в пустыне на этом не заканчивается. В самом начале этой статьи было сказано, что случай с искушением в пустыне «можно считать довольно изолированным событием» по отношению к общему фактическому повествованию Нового Завета. Тем не менее, тут же была сделана следующая оговорка: «не перекликающимся заметным образом с прочими отрывками и сценами». Если же идти дальше того, что «заметно» и что «бросается в глаза само собой» при чтении Библии, то мы обнаружим, что искушение Господа в пустыне является частью гораздо более широкой картины, обретшей свои последние заключительные штрихи в Новом Завете и в еще большей степени утверждающей невероятное совершенство и превосходство Сына Божьего над всем Творением, наполняющим и составляющим собой известный нам мир, и превращающей его в истинный Краеугольный Камень всего Божьего Замысла, без которого последний не был бы способен достичь предназначенного ему Богом исполнения. Мы обнаружим, что рассматриваемое нами искушение имеет удивительную связь с несколькими другими ключевыми отрывками, которые можно было бы назвать системными в Учении Библии.

Первый из них - 1Иоан. 2:15, где говорится: «Не любите мира, ни того, что в мире… Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская». Итак, определение человеческого мира, прямолинейное, беспристрастное и исчерпывающее дано нам апостолом Иоанном с тем, чтобы мы больше ни на мгновенье в своей жизни не заблуждались по поводу всей его сути и характера. Получается, что всё наполнение мира в той части где речь идет о человеке и о всём, что с ним связано, что им движет и что является основой мотивации практически всех его поступков и чаяний, вся структура человеческого мира и все его главные характеристики являются прямой противоположностью того, что составляет Божью волю о людях, сей мир населяющих. В процессе осмысления этого категоричного и бескомпромиссного откровения апостола невозможно не задаться вопросом о том, как же соотносится сей мир с тем, кто пришел ради того, чтобы радикально изменить всю эту крайне безнадежную и беспросветную ситуацию? Какое его место по отношению к этому миру и чего достиг он, Христос, в своем стремлении разорвать этот безысходный порочный круг, называющийся миром и улавливающий в свои сети всех без исключения рождавшихся в нем со времен грехопадения Адама и Евы? И на этот вопрос мы тоже находим ответ у Иоанна, который на этот раз цитирует слова самого Господа: «Я победил мир» (Иоан. 16:33). И если это так – а мы достоверно знаем, что так оно и должно быть – то где можно увидеть в Библии самое средоточие этой победы, ее видимое и наиболее ощутимое выражение, понятное, красноречивое и не оставляющее ни малейших сомнений, служащее примером и поводом для нас благодарить своего Спасителя? Эта убедительная победа над миром разыгралась и состоялась в миниатюре в самом начале служения Господа, осенив собой весь последующий его Путь и получив высшее и заключительное свое выражение в виде жертвенной смерти, которую Спаситель в конце своего земного пути принял на кресте ради каждого из нас.

  • Первая из трех главных характеристик мира, определяющих его суть, согласно Иоанну, - это «похоть плоти». Иисус достиг полной победы над этой ключевой характеристикой человеческого естества, отказавшись удовлетворить самую основную, жизненно-важную потребность человека в принятии пищи, которая, по существу, находилась от него на расстоянии вытянутой руки, но происхождение которой в тех конкретных обстоятельствах не отвечало бы воле Его Отца. Тем самым, Спаситель поставил волю Божью и Его Слово выше собственной воли и потребности удовлетворить сильнейшее желание плоти о насыщении.
  • Второе, по Иоанну, - «похоть очей». Второе искушение Иисуса, согласно Луке, состояло в том, что ему были показаны «все царства вселенной во мгновение времени»; ему дана была возможность увидеть всё их великолепие и всю притягательность собственными глазами, и у него была реальная возможность взять их «прямо сейчас», не дожидаясь будущего времени, в которое оное должно было произойти по Замыслу Отца. Но и в этом случае, как мы знаем, Господь преодолел похоть и желание принять то, что предстало его глазам и что способно было пленить взор любого другого человека.
  • Третье – «гордость житейская». Именно она, гордость, лежит в основе третьего искушения, через которое прошел Иисус, ибо именно этот поступок (броситься на виду всех с крыла храма, являвшегося центральным местом всего Израиля и воплощением видимого присутствия Бога среди своего народа, и при этом не только не разбиться, но быть подхваченным и понесенным ангелами) был бы ничем иным как исключительно выразительным проявлением гордости. Результат нам известен и в этом случае: Господь ни на мгновенье не поддался тому, чтобы даже начать размышлять о возможностях и перспективах такого шага. И тут его победа над «гордостью житейской», присущей миру, была полной и несомненной.

Уже на этом самом первом, самом начальном этапе своего откровения и служения людям в качестве Мессии, посланного от Бога, Господь победил саму суть мира и средоточие его главных сил и принципов, изначально, со времен наших прародителей лежащих в основе его воинствования против своего Творца. Ибо Ева – его и наша праматерь – в начале своего земного пути, бесповоротно и безнадежно, не возобладав и не выстояв ни по одному из трех пунктов, трагически проиграла это же самое сражение при Искушении в Саду!

«И увидела жена… что оно приятно для глаз» - (1) похоть очей;

«…и что дерево хорошо для пищи» - (2) похоть плоти;

«…и вожделенно, потому что дает знание» - (3) гордость житейская.

И? Каков результат? – «И взяла плодов его и ела» (Быт. 3:6).

И мир рухнул в пропасть бед и страданий, пороков и ужасов, стонов и слез, в которых пребывает и мучается до сих пор, так что единственная надежда для живущих в нем, как и для самой Евы, остается и выражается в «Семени жены», обетованном ей и нам по милости Божьей уже в тот самый мрачный и трагический для земли час. И эту нелегкую, но добытую им победу он, Потомок первой человеческой матери, не упустил ни на мгновенье до самого последнего вздоха, снова и снова подтверждая свое право на эту победу в разных иных обстоятельствах и в разных новых восстававших на него искушениях. Но только в этом случае с Искушением в Пустыне, очевидно, «похоть плоти», «похоть очей» и «гордость житейская» имели возможность столь безгранично, настойчиво, столь целенаправленно и единовременно осуществить свой натиск и попытаться изначально подвергнуть сомнению совершенство Божьего Агнца, вступавшего во враждебный Ему мир.

Редактор

<<< Вернуться назад