Христадельфиане - официальный сайт
Принципы и притчи
16. СЕРДЦЕ МУДРОГО

“Сердце мудрого справа, а сердце глупого слева” (Еккл.10:2).

Отрывок взят не из книги Притч, а из подобного источника кратких поучительных мудростей. Здесь не требуется буквального понимания. В физическом смысле сердце у всех находится слева и этот факт никак не влияет на наличие ума или его отсутствие. Смысл тут более глубокий – с естественным “сдвигом” влево, ибо “безумие родится вместе с младенцем”, но научением словом и исправлением розгой безумие может быть обращено в мудрость.

Понимание поговорок и нахождение им иллюстраций из жизни не вызывает никаких затруднений. Многие места в Св. Писании указывают на сердце как вместилище пороков, современный опыт не отвергает этого наблюдения. “Люби Бога твоего всем сердцем своим”. “Сын мой, отдай мне твое сердце”. “Храни сердце твое чистым, ибо от него происходят все пути жизни”. “Если разбогатеешь, не помещай сокровища в сердце”. И еще многое в том же духе. Античные и современные поговорки во многом одинаково отзываются о “правильном месте” сердца. Одно из самых точных – о Христе, сидящем по правую руку от Отца и судящего справедливо данной ему властью. В наши дни мы говорим о своем ближайшем помощнике как о правой своей руке. Слову левый мы придаем противоположное значение. Изменники ходят “налево”, так же “налево” производят продукцию.

Указание на сердце с правой стороны предполагает, что наши дела, чувства и мысли имеют верное направление. Положение сердца слева означает искажение и запутанность чувств, ведущих к неверным действиям, а то и к погибели. Эмоции, неплохие сами по себе, могут служить помехой, если не направлены должным образом. Они могут идти вразрез с нашими делами и разбалансировать характер как раз тогда, когда здравый смысл настоятельно необходим. Они могут отвлечь чувство долга, извратив наше суждение и логику. Во всех этих случаях, независимо от того – велико или мало влияние зла, сердце полагают находящимся слева.

Возможно, кто-то из читателей возмутится тем обстоятельством, что Соломон сам сошел с пути истинного, “да еще учит”. В том и соль, что он сам стал иллюстрацией своей мудрости. Сердце его определенно было уже слева, когда он изведал – через свою гордость – сладостную и притягательную силу трона восточного царя, окружив себя языческими женщинами. Читателю, однако, важнее не отвернуться от урока, получаемого нами от примера Соломона. Его мудрость и знание пришли к нему от Бога, а характер был его собственный. Как и все люди, он имел свободу выбора, а как все цари он противостоял многим искушениям. Он согрешил, и его ошибки с холодным прилежанием изложены в его трудах. Извлечь урок из его падения – верный тон, но нельзя из-за этого отказываться от мудрости, даваемой нам от Бога через Соломона.

Иногда полагают, что в “сердечных делах” нет места выбору, что люди не могут противостоять чувствам, диктуемым сердцем и его, сердца, пристрастность идет вразрез с требованиями закона и целесообразности. Если это верно – считать себя рабом сердечных чувств, то наиболее точное решение – держать их на привязи. Люди, чье сердце слева, представляют опасность обществу слабостью их рассудка. Разумные люди точно знают, какую роль играет целесообразность в этих делах: страсть может быть побеждена, даже без ссылки на закон. Когда данный Богом закон действует в отзывчивом сердце человека, то сама мысль о негодном поступке искореняется.

Разумный водитель проверит тормоза прежде, чем отправиться в горы. Доехав до верхней точки подъема, он переходит на низшую передачу и поддерживает невысокую скорость спуска, чтобы не терять управления. Неумный шофер пускается во все тяжкие, игнорируя правила движения в горах (в том числе и неписаные) и едет, как получится. Так и с человеческими привычками. Когда есть необходимость приструнить разошедшиеся чувства, то, как и при движении в горах, лучше это сделать пораньше. Если религиозное чувство помогает сознанию, то никакая опасность ему не грозит. А когда человек спешит отозваться на промелькнувшее чувство, зная, что оно нехорошее, то возможность остановиться улетучивается тем быстрее, чем дальше он зайдет.

У нормального человека желание играет роль школьного учителя, использующего суд и наставление для управления чувствами. Человек таков, каковы помыслы его сердца. Некоторые мысли занимают всё существо человека. Мы не все время заняты делом или разговором, но думать начинаем, как только проснемся утром. Возможно, что мысль работает и во сне. Ясно поэтому, какую роль играет мышление в формировании наших характеров, а, заглядывая вперед, можно понять, какую замечательнейшую возможность самосовершенствования мы имеем, если будем мыслить так, чтобы завтра эта мысль могла бы принести плоды.

Человек, утверждающий, что он не в силах сдерживать своих чувств, похож на того, кто жалуется, что не может сдвинуть тяжелый камень в то время, как лежащие вокруг него рычаги и другие приспособления только и ждут своего приложения. Люди обычно хорошо управляются с материальными проблемами, находя применение их полезности. А вот в развитии своего характера мы проявляем не так много усердия. Приспособлений дается ничуть не меньше, но желания не достает. Многие предпочитают оставаться на животном уровне с чувствами и страстями необузданными, с сердцами на левой стороне. Но есть и те, кто сознают красоту совершенного характера и знают какие инструменты даны для его достижения. Им остается только забыть свое негодное прошлое и переместить сердце вправо и тем стать мудрее. Нужно постараться почувствовать себя счастливым в тяготах этой жизни – это поможет самодисциплине. “Сердечные дела” входят в эту категорию. Соблюдение христианских правил дает наибольшую свободу в избавлении от влечений плоти и обретении счастья, тогда как плотская свобода ведет лишь к бытовой неустроенности.

Сердце нуждается в путеводителе и по другим направлениям. Можно составить огромный список из наших чувств и их противоположностей: любовь – ненависть, смелость – трусость, надежда – отчаяние и т.д. Можно привести чувства, не имеющие антиподов и все они негативные: ревность, зависть, горечь, злословие – все они вместе отрицают любовь. Легко видеть, сколько хорошего несут в себе положительные чувства, и насколько плохи отрицательные. Впрочем, первые тоже могут стать помехой, если оставить их предоставленными самим себе. И даже негативные эмоции при правильном подходе оставят нас в выигрыше. Ревность может быть “хорошей,” по замечанию апостола. Гнев, которому никогда не дается выхода, может вызвать такие правильные слова, какие ни одно другое чувство не породит.

И в самых малых делах можно найти большие возможности для совершенствования и потребность в предостережении. Многие наши чувства могут и помочь и увлечь “налево” так, что небольшое усилие способно осветить всю разницу между “лево” и “право”. Что может быть выше сочувствия? Это сознательная любовь, дающая ключ к человеческому сердцу. Если мы хотим помочь человеку, то должны его понять, а без симпатии не может быть истинного понимания. Но есть большая опасность ухода этого чувства “влево”. Симпатизируя грешнику, мы симпатизируем ему, а если избегнем этого, то ослабим наше чувство долга. Вредно быть апатичным и холодным, но другая крайность не лучше.

Хорошо, если мы сострадаем другим и помним, что жизнь полна трагичного, но нельзя позволить чувствам сползти “влево”, а это легко может случиться и тогда пострадает работа добра в нас. Оратор портит эффект, производимый его речью, если допускает на сцену избыток чувства. Врачи и сиделки делали бы свою работу плохо, если бы не имели симпатий к больным, но избыток таких чувств вообще не позволил бы делать эту работу.

Воображение обычно классифицируется как часть интеллекта и это верно. Но это та часть интеллекта, которая ближе всего к подсознанию и теснее всего связана с чувствами. Так нервные болезни в основном лечатся средствами, действующими на воображение, трогательные истории “достают” нас тоже через воображение. Так, вредное воздействие на воображение может повредить телу, не контролируемое воображение затуманивает мозг. Воображение, правильно развитое творит чудеса. Неподконтрольное воображение, как двигатель пошедший вразнос – опасен и себе и всему окружающему. Ничто так легко не подталкивает сердце “влево”, как воображение.

Религиозный фанатизм – пример крайности в эмоциональной сфере: разум подавлен и нет шансов на его восстановление. Добрая часть была временной, а зло обрело постоянство. Истинные религиозные чувства стали заложниками фанатизма и от религии не осталось и следа. В качестве протеста некоторые ударились в другую крайность – холодную неприступность, не желая даже подбодрить свои чувства хорошим гимном. С одной стороны сердце очевидно съехало “влево”, а с другой, зажатое принуждением, стало ни левым ни правым. “Придите, помыслим вместе”, зовет Господь, обращаясь к разуму. Но, найдя верный путь в сознательной вере, обратим наши чувства в поддержку ей. “Будем петь хвалу с пониманием” и “от всего сердца”. Когда псалмопевец восклицает “Славь Господа, моя душа, и все мое существо –славь его святое имя”, т. е. другими словами – пусть сердце мое со всем хорошим в нем станет направо и пусть это поможет мне в служении Богу.

Повезло имеющему друга с сердцем справа. Но и без него мы чувствуем поддержку, если вместилище эмоций у нас справа. Разум не должен быть затуманен, а суд наш не должен быть неправеден, но если чистое сердце у нас справа, то воля интеллекта получит хорошую поддержку и без первого и без второго.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава