Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум
«НАДЕЖДА ИЗРАИЛЕВА»
ДУХОВНОЕ ТЕЛО

“Есть тело и духовное” (1-е Коринфянам 15:44)

Темой этого раздела является вторая часть апостольского утверждения о том, что “есть тело душевное, есть тело и духовное”. Оно содержало ответ на вопросы некоторых учеников из Коринфа, которые, к их стыду, не познали Бога и потому безрассудно спрашивали: “Как воскреснут мертвые? и в каком теле придут?” (1-е Коринфянам 15:34-35). Павел показал им, что животное тело имело такое же отношение к духовному телу, как голое зерно – к растению, выросшему из него по закону воспроизведения. Он объяснил, что прежде чем семя смогло бы произвести растение, оно должно быть брошено в почву и умереть, или истлеть. К моменту появления ростка все остатки семени исчезают с корня, но идентичность семени и растения не теряется, так как такие же семена появляются вновь в его плодах. Растение является вторичным по отношению к телу-семени, которое первично. Существуют различные сорта растительных тел-семян и животных тел-семян. Эти семена – земные, и слава их – в телах, которые они продуцируют. Однако существуют и небесные тела, чья слава носит иной характер. Это ярко горящий и сверкающий свет на небесном своде, который может быть увиден любым глазом. Так апостол рисует воскресение мертвых, или то, как они “восстают” и к какому типу тела переходят. “Так, – говорит апостол, – и при воскресении из мертвых” (1-е Коринфянам 15:42). Мы находимся в состоянии голых зерен. Мы умираем и, будучи похоронены, переходим к тлению, оставляя после себя только свой характер, вписанный в книгу Бога. От нас остается лишь горстка праха, ядро нашего будущего “я”. Когда придет время воскреснуть праведным мертвым, “то Воскресивший Христа из мертвых оживит и их смертные тела Духом Своим”, воздействуя при посредстве Иисуса на их прах и формируя их по образу Господа с небес (Римлянам 8:11; 2-е Коринфянам 4:14). Таким образом, как Элохим создал человека из праха по Своему образу и подобию, так и Господь Иисус, тем же Духом, вновь сформирует из праха праведников, потомков первого Адама, по своему собственному образу и подобию.

Чудесно то, что воскресение из мертвых должно прийти через человека (1-е Коринфянам 15:21). Истинно, он может быть назван “Чудным” (Исаия 9:6). Когда-то – грудной младенец, а в будущем – творец несметного числа тех, которые сейчас – только прах и пепел, потом же будут равны ангелам Божьим, станут сыновьями воскресения, чьим “Первенцем” он сам и является.

Показав “как”, или по каким принципам, праведные мертвые будут воскрешены, апостол дает нам понять, что их “слава” проявится ярко, используя для сравнения с ней великолепие небесных тел. Это напоминает нам откровение Даниила о том, что “разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, во веки, навсегда” (Даниил 12:3). Это повторено Иисусом Христом, который говорит: “Тогда праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их” (Матфей 13:43). Уверенность в этом Павел возрождает в своем письме к святым – филиппийцам, говоря, что “наше же жительство (ημων το πολιτευμα) (имеет начало (υπαρχει) – Даниил 2:44, Лука 19:12,15) – на небесах (εν ουρανοις), откуда мы ожидаем Спасителя, Господа (нашего) Иисуса Христа, Который уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его, силою, которую Он действует и покоряет Себе всё” (Филиппийцам 3:20,21).

Когда мы умираем, нас хоронят, или “сеют”, как множество семян, в землю. Мы сеемся, говорит апостол, “в тлении”, “в уничижении”, “в немощи”, в душевной природе, а восстанем мы, чтобы наследовать царство, в нетлении, славе, силе и возымеем ту же духовную природу, какой обладают Иисус и Элохим. Духовное тело так же материально, реально и осязаемо, как то, которым мы обладаем сейчас. Это тело, освобожденное от “закона греха и смерти”. Следовательно, его называют “святым” и “духовным”, потому что оно, рожденное духом из праха, нетленно и поддерживаемо “раухом” (духом), независимо от “нэшэмаха” (атмосферного воздуха). “Рожденное от плоти” обычным способом “есть плоть”, или душевное, животное тело; “рожденное от духа”, воскресением к жизни, “есть дух”, или духовное тело (Иоанн 3:6). Поэтому, рассказывая об Иисусе, Павел говорит, что он “родился от семени Давидова по плоти и открылся Сыном Божьим в силе, по духу святыни, через воскресение из мертвых” (Римлянам 1:3,4). Следовательно, он был рожден “от духа” и потому стал “духом”, был превознесен и ему было дано имя, выше всякого другого имени (Филиппийцам 2:9-11), о нем сказано: “Господь есть Дух” (2-е Коринфянам 3:17).

То, что духовное тело не нуждается в атмосферном воздухе, становится ясно из вознесения Господа Иисуса. Животное (душевное) тело может существовать только в водной или воздушной среде и относительно невысоко над землей. Воздух же распространен не более чем на сорок пять миль (около 75 км) от поверхности земли, поэтому выше этого предела, если бы его можно было бы достичь, живые существа, дышащие носом, могли бы прожить не дольше рыбы, оказавшейся на воздухе. За пределами нашей атмосферы находится эфир, который способны пересечь только те, кто, подобно Господу Иисусу и ангелам, имеет природу, приспособленную к этой среде. Речь идет о духовной природе. Иисус был преобразован в дух (εις πνευμα), а потому стал способен проникнуть сквозь эту среду, чтобы сесть по правую руку от Всевышнего на небесах.

Духовное тело, состоящее из плоти и костей, оживлено духом. Это следует из откровения об Иисусе. Известен случай, когда он неожиданно появился среди своих учеников, и они были чрезвычайно взволнованы, полагая, что видят дух, или призрак, как и в прошлый раз. Однако, чтобы убедить их, что это он сам, Иисус предложил им дотронуться до него руками, рассмотреть его руки и ноги: “Ибо, – сказал он, – дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня”. К радости недоверчивых, он доказал им это еще и тем, что съел кусочек печеной рыбы и сотового меда (Лука 24:36-43). Фома вложил свои руки в его ребра и убедился, что Иисус – такой же, каким был распят (Иоанн 20:27). Какое еще более сильное доказательство нужно нам, чтобы поверить в вещественную и реальную природу духовного тела? Это животное (душевное) тело, но очищенное, а не превращенное в газ или пар. Это бескровное тело, ведь, в случае с Иисусом, он истек кровью на кресте. Жизнь животного тела – в его крови, но не так с телом духовным: его жизнь принадлежит той могущественной силе, которая повесила “землю ни на чем” (Иов 26:7) и распространена в безмерном пространстве.

Когда Господь Иисус сказал: “дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня”, – он имел в виду не духовное тело, а дух, который, как они полагали, предстал перед ними. В правильном прочтении здесь использовано греческое слово “пнеума” (πνευμα) так же, как и в тексте, говорящем об Иисусе: “Господь есть Дух”, – но, очевидно, не в том же смысле. В самом деле, толкование оригинального текста в Гризбахской редакции (Griesbach’s) абсолютно верно. Слово, переведенное как “дух”, по-гречески звучит как “фантазма” (φαντασμα), призрак или просто оптическая иллюзия, а не πνευμα, или дух. Когда Иисус ходил по воде, и Матфей (14:26), и Марк (6:49) употребили то же выражение, что и Лука, и сказали, что ученики, увидев его, “подумали, что это призрак, и вскричали”. В обоих случаях использовано слово “фантазма”, а не “пнеума”.

Установив, что человек имеет отношение к двум видам тела, апостол дает нам понять, что в Божественном устройстве духовная система вырабатывается из “перстной” (животной), а не наоборот. Природный мир является сырьем, как сказано, для духовного: образно говоря, кирпичами и цементом того дома, который должен стоять вечно. По отношению к человеческой природе эти два типа представлены двумя людьми, которых Павел назвал “первым Адамом” и “последним Адамом”, или “первым человеком” и “последним человеком” (1-е Коринфянам 15:45). Первый назван “перстным”, потому что пришел из земли и уйдет в нее вновь, а второй – “Господь с неба”, так как, будучи уже неизвестным нам “по плоти”, он ожидаем нами с небес, места его окончательного проявления в “теле своей славы” (2-е Коринфянам 5:16). Потом, говорит Иоанн, “мы будем подобны Ему”. Поэтому, если мы преуспеваем в описании Господа, каким он является сейчас, когда находится “одесную” Бога, будучи нетленной, почтенной, имеющей власть и живой личностью, материальной и реальной, сияющей, как солнце, но способной пить и есть и проявлять в совершенстве все интеллектуальные и прочие феномены, то есть, если читатель способен постигнуть такой “образ Бога невидимого” (Колоссянам 1:15), то он поймет, какими должны быть наследники Его царства. Поэтому, говорит Павел, “как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного” (1-е Коринфянам 15:49), или “Господа с неба”.

Это телесное изменение тех, которые первыми “обновляются в познании по образу Создавшего” их (Колоссянам 3:10) из “грешной плоти” в дух, является абсолютно необходимым условием наследования ими Царства Божия. Когда мы придем к пониманию природы этого Царства, о чем будет говориться на этих страницах, мы должны будем увидеть, что без этой необходимости совершенно не обойтись. “Тление не наследует нетления”, – говорит апостол. Вот почему “перстные” люди должны умереть или измениться. Наша животная природа тленна, Царство же Божие неразрушимо, как открыл пророк, говоря: “царство… во веки не разрушится, и… не будет передано другому народу… будет стоять вечно” (Даниил 2:44). Следовательно, из-за природы Царства “плоть и кровь не могут наследовать его”, а потому человеку необходимо быть “рожденным от Духа”, иначе он “не может войти в Царство Божие” (Иоанн 3:5,6; 1-е Коринфянам 15:50). Он должен быть “измененным в дух”, облечься в нетление и бессмертие тела, иначе он будет физически неспособен сохранять честь, славу и силу Царства вечно или даже в течение тысячи лет.

Однако, прежде чем апостол заключает свое интересное изложение того, “в каком теле придут” мертвые, он открывает секрет, первоначально скрытый от учеников из Коринфа. Им, вероятно, приходило в голову, что плоть и кровь не смогут наследовать Царства Божьего, а потому люди, которые будут жить в эпоху его установления, не смогут войти в него. Чтобы устранить эту трудность, апостол написал: “Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся. Вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит (седьмая труба – Откровение 11:15,18; 15:8; 20:4), и мертвые воскреснут нетленными (ισαγγελοι, равными ангелам – Лука 20:36), а мы изменимся (εις πνευμα, в “пневму”, дух – 1-е Коринфянам 15:45); ибо тленному (телу) сему надлежит облечься в нетление (αφθορσιαν), и смертному (телу) сему – облечься в бессмертие (αθανασιαν)… тогда сбудется слово написанное: “поглощена смерть победою” (Исаия 25:8).

Однако, чтобы святые не поняли сказанного ошибочно, особенно те из них, которые будут жить во времена седьмой трубы, Павел позже, в другом письме, привел подробности этой тайны. Ученики из Фессалоник находились в глубокой скорби из-за того, что тела некоторых умерших братьев были утеряны; возможно, они стали жертвами преследований. Апостол написал им в утешение послание, где увещевал их, дабы они “не скорбели, как прочие неверующие (οι λοιποι), не имеющие надежды. Ибо, если мы (ученики) веруем, что Иисус умер и воскрес”, то не будем уподобляться тем, кто, утверждая, что нет никакого воскресения мертвых, отрицает то, что “умерших в Иисусе Бог приведет (αζει, или произведет) с Ним” (1-е Фессалоникийцам 4:14). Затем он переходит к “порядку” (1-е Коринфянам 15:23), по которому святые переходят в дух, то есть становятся бессмертными посредством Сына Человеческого (Иоанн 5:21,25,26,28,29). “Ибо, – пишет он, – сие говорим вам словом Господним, что мы живущие, оставшиеся до пришествия Господня, не предупредим (т. е. не опередим) умерших; потому что Сам Господь при возвращении, при гласе Архангела и трубе Божией, сойдет с неба, и мертвые во Христе воскреснут ПРЕЖДЕ; потом мы, оставшиеся в живых, вместе с ними восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе, и так всегда с Господом будем. Итак, утешайте друг друга сими словами” (1-е Фессалоникийцам 4:13-18).

Из этого видно, что на заре христианства пережившие своих умерших друзей не были утешаемы теми, как это происходит в наши дни, кто в угоду влиятельным лицам, делал смерть их близких “привлекательнее”. В “заупокойных проповедях” “бессмертные души” умерших переносятся “на крыльях ангелов на небеса”, а живые утешаются уверением в том, что эти “души” поют хвалу Богу вокруг Его трона, ликуя вместе с Авраамом и пророками, со святыми и мучениками, с Иисусом и апостолами в Царстве Божием. Они сами убеждены, что души их родных, ныне ставшие ангелами, наблюдают за ними и молятся за них, и что, когда они умрут, их собственные души соединятся вновь с душами родных в блаженстве. Нужно ли еще говорить человеку, знакомому со Словом, что в законе Божием нет успокоения или утешения, подобного этому? Эта традиция является чистой мифологией и восходит к догме николаитов о “спасенных и проклятых душах”, которая, как раковая опухоль, истребляет “истину, как она выражена Иисусом”. Нет, апостолы не указывали людям на день их смерти и его немедленные последствия и не давали утешения Евангелием тем, кто ему не повиновался. Они успокаивали только учеников, потому что лишь они вместе с Иисусом, являются наследниками Царства Божьего. Они учили их надеяться на пришествие Христа и воскресение как время, когда они вновь объединятся со своими братьями по вере. В смерти “они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними” (Откровение 14:13), и Христос “во второй раз явится не для очищения греха, а для ожидающих Его во спасение” (Евреям 9:28). Такими практическими и понятными “словами” утешали своих братьев апостолы; для неграмотных же, как и для “ученых”, слова эти оказались темными и скрытыми за семью печатями.

В заключение следует сказать, что Бог мог создать всё на духовной и нетленной основе раз и навсегда. Земля бы заполнилась на шестой день людьми, равными ангелам по своей природе, власти и интеллекту, но мир в этом случае не имел бы истории, а его население – собственного характера. Однако по плану Божьему этого не должно было произойти. Перстное должно подготовить путь духовному, как желудь предшествует дубу. Это объяснит многие трудности, порожденные системами мировоззрений и остающиеся навсегда непонятными в рамках созданных ими гипотез. Библия должна иметь дело с фактами, а не с фантазиями, с телами, а не с призраками, с “живыми душами” всех видов, с реальными существами других миров и с нетленными и неумирающими людьми; но в ней обходится глубоким, как смерть или могила, молчанием вопрос “исцеления душ”, на которое претендуют люди, за исключением того, что это – часть той “философии и пустого обольщения” (Колоссянам 2:8), “которому предавшись, некоторые уклонились от веры” (1-е Тимофею 6:21).





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава