Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум
«НАДЕЖДА ИЗРАИЛЕВА»
О ДНЕ СУББОТНЕМ

На седьмой день, который был ни длиннее, ни короче предшествующих ему, “совершил Бог… дела Свои, которые Он делал”, и по поводу этого знаменательного события “благословил Бог седьмой день, и освятил его (Бытие 2:2,3). День этот был благословлен, а потому его заповедано соблюдать. Освящение этого дня означает выделение его, т. е. хранение его в особом, по сравнению с другими днями, положении. Основания для такого почитания могут быть найдены в касающемся его законе, предписанном израильтянам. Им было сказано так: “Помни день субботний, чтобы святить его” (Исход 20:8,10,11). На вопрос о том, как следует его святить, отвечалось так: “не делай в оный (день) никакого дела ни ты и никто, тебе принадлежащий”. Причиной же такого полного отказа от работы в этот день был пример Самого Господа, Который “в день седьмой почил”. Истинная природа соблюдения субботы на протяжении веков и жизни поколений и вознаграждение за это хорошо выражена Исаией: “Если ты удержишь ногу твою ради субботы от исполнения прихотей твоих во святый день Мой, и будешь называть субботу отрадою, святым днем Господним, чествуемым, и почтишь ее тем, что не будешь заниматься обычными твоими делами, угождать твоей прихоти и пустословить: то будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова, отца твоего, уста Господни изрекли это” (Исаия 58:13,14).

В этом отрывке приведены условия, при которых верные израильтяне могут унаследовать блаженство, олицетворяемое отдыхом седьмого дня. Они должны были быть счастливы посвятить себя пути Господнему. Им следовало не просто отказаться от работы, зевая и жалуясь на скуку этого дня и мечтая о его скорейшем конце, чтобы можно было вернуться к своему обычному образу жизни, – нет, они должны были относиться к нему уважительно как к восхитительному, святому и почетному дню. Их радость в этот день должна была состоять в исполнении того, что требовал от них Господь, и в обсуждении “великих и драгоценных обетований” (2-е Петра 1:4), данных Им. Это значило не пустословить, а говорить слова Господни. Однако, такое соблюдение субботнего дня подразумевает наличие у человека духа веры и славного характера, что является следствием знания истины. Ни до потопа, ни после него не могли “назвать субботу отрадою” те люди, которые либо не знали, либо не верили в важность такого обетования: “Будешь иметь радость в Господе, и Я возведу тебя на высоты земли и дам вкусить тебе наследие Иакова”. Человек, рассматривающий седьмой день просто как субботу, в продолжение которой ему запрещены наслаждения, разговоры по своему усмотрению, денежные дела, приносящие ему удовольствие, будет относиться к нему как к еженедельному наказанию, а не как к дню радостному и почитаемому. Хотя он мог чисто механически отказаться от дел, это не было бы истинным хранением субботы, таким, которое давало право на благословение, связанное с почитанием Дня Господня. Это было утомительно для такого человека, потому что, будучи безверным, он не понимал, какова награда за его соблюдение, а “без веры угодить Богу невозможно” (Евреям 11:6).

Вознаграждением патриархам, жившим как до, так и после потопа, и израильтянам за верное служение и память об отдыхе Яхве после работы творения была “радость в Господе, возведение их на высоты земли и вкушение ими наследия Иакова”. Это же и есть обетование о наследовании Царства Божьего, о котором кратко сказано как об “ожидаемом и невидимом” (Евреям 1:1), или как об объекте той веры, которая радует Бога. Когда Царство будет установлено, все, достойные его, “будут веселиться и радоваться в Господе” (Исаия 65:18), займут “высоты земли”, руководя народами как Его цари и священники; они станут все вместе жить в “новом небе и новой земле”, на которой поселится праведность, когда Иерусалим будет сотворен весельем и народ его – радостью (Матфей 25:23-24; Откровение 2:26,27; 3:21; 5:9,10; 20:4; Даниил 7:18,22,27; Исаия 65:17,18). Знание и вера в это были движущей и преобразующей силой, ставшей причиной того, что Авель, Авраам, Моисей, Иисус и другие считали субботу радостным, посвященным Господу почитаемым днем; соблюдать же его так, как это делают сыновья Велиара (т. е. “негодные, развращенные, безбожные” люди) нельзя. Однако в то время как таковой была причина, или даже вера, побуждавшая сыновей Божьих хранить святость седьмого дня, Яхве не разрешал безверным безнаказанно нарушать и осквернять его. Мы не знаем, какое наказание, если такое существовало, присуждалось за его попирание до потопа, но законом Моисея за его осквернение предусматривалась значительная и немедленная месть, о чем свидетельствует следующее:

  1. “И сказал Господь Моисею, говоря: Скажи сынам Израилевым так: субботы Мои соблюдайте; ибо это – знамение между Мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что Я Господь, освящающий вас. И соблюдайте субботу, ибо она свята для вас: кто осквернит ее, тот да будет предан смерти. Кто станет в оную делать дело, та душа должна быть истреблена из среды народа своего. Шесть дней пусть делают дела; а в седьмой – суббота покоя, посвященная Господу: всякий, кто делает дело в день субботний, да будет предан смерти. И пусть хранят сыны Израилевы субботу, празднуя субботу в роды свои, как завет вечный. Это – знамение между Мною и сынами Израилевыми на веки; потому что в шесть дней сотворил Господь небо и землю, а в день седьмой почил и покоился” (Исход 31:12-17).
  2. “И помни, (Израиль), что ты был рабом в земле Египетской, но Господь, Бог твой, вывел тебя оттуда рукой крепкой и мышцею высокую, потому и повелел тебе Господь, Бог твой, соблюдать день субботний” (Второзаконие 5:5).
  3. “Шесть дней делайте дела, а день седьмой должен быть у вас святым, – суббота покоя Господу; всякий, кто будет делать в нее дело, будет предан смерти. Не зажигайте огня во всех жилищах ваших в день субботы” (Исход 35:2-3).
  4. “Когда сыны Израилевы были в пустыне, нашли человека, собиравшего дрова в день субботы. И привели его нашедшие его собирающим дрова к Моисею и Аарону и ко всему обществу. И посадили его под стражу, потому что не было еще определено, что должно с ним сделать. И сказал Господь Моисею: должен умереть человек сей; пусть побьет его камнями все общество вне стана. И вывело его общество вон из стана, и побили его камнями, и он умер, как повелел Господь Моисею” (Числа 15:32-36).
  5. “Так говорит Господь: берегите души свои и не носите нош в день субботний, и не вносите их воротами Иерусалимскими. И не выносите нош из домов ваших в день субботний и не занимайтесь никакою работою, но святите день субботний так, как Я заповедал отцам вашим… И если вы послушаете Меня в том, говорит Господь, чтобы не носить нош воротами сего города в день субботний и чтобы святить субботу, не занимаясь в этот день никакою работою: то воротами сего города будут входить цари и князья, сидящие на престоле Давида, ездящие на колесницах и на конях, они и князья их, Иудеи и жители Иерусалима, и город сей будет обитаем вечно. И будут приходить из городов Иудейских и из окрестностей Иерусалима, и из земли Вениаминовой, и с равнины и с гор и с юга, и приносить всесожжение и жертву, и хлебное приношение и ливан, и благодарственные жертвы в дом Господень. А если не послушаете Меня в том, чтобы святить день субботний и не носить нош, входя в ворота Иерусалима в день субботний, то возжгу огонь в воротах его, – и он пожрет чертоги Иерусалима и не погаснет” (Иеремия 17:21-27).
  6. “Оставайтесь каждый у себя, никто не выходи от места своего в седьмой день. И покоился народ в седьмой день” (Исход 16:29,30).

Из этих заявлений ясно, что беззаконно, когда слуги в израильских семьях жгут огонь, готовят пищу, запрягают лошадей, вывозят семьи в синагоги, а священники храма совершают службу Господу. Также незаконными считаются в субботу семейные визиты, поездки для укрепления здоровья или проповеди, семейные разговоры и вообще беседы о мирском, – всё это наказывается смертью. По закону, и это следует также соблюдать, всё это имеет отношение только к седьмому, и не к одному другому дню недели. Совершенно законно делать всё перечисленное в первый или восьмой день (за исключением некоторых особых дней), но не в седьмой. Однако в этот день “должно добро делать” (Марк 3:4), но добро это не может быть произвольным. Ни священники, ни простые люди не должны судить, что есть добро, а что – зло, – это определял только закон. “В субботы священники в храме нарушают субботу, однако не виноваты” (Матфей 12:5), потому что закон предписывал им “приносить двух агнцев однолетних без порока… Это – субботнее всесожжение в каждую субботу” (Числа 28:9-10). Это было нарушением закона седьмого дня, запрещавшего выполнять “любую работу”; и если бы не было такой заповеди Бога, священники были бы “смертельно виноватыми”. Именно поэтому и Иисус был “невиновен”, ведь он делал в этот день угодную Богу работу: исцелял больных, как внушил ему Отец.

“Суббота для человека, а не человек для субботы, – говорил Иисус, – Посему Сын Человеческий есть господин и субботы” (Марк 2:27). Постановление о Субботе было мудрым и благотворным. Оно предохраняло самих израильтян и их близких от изнурения непрерывным тяжким трудом и каждую неделю вновь напоминало им закон и обетования Божьи. Однако, это было лишь “тенью будущего”, на которой основывалось всё, имеющее отношение к Помазаннику Божьему (Колоссянам 2:14, 16-17). Это составляющая “стихий мира”, описанных в “рукописании, которое было против нас” и которое Господь Иисус “взял от среды и пригвоздил ко кресту” (Колоссянам 2:8,14,20). Когда он лег в гробницу, он “почил” от своих трудов и оставался там в течение всего седьмого дня. Закончив свою работу, он восстал на восьмой день, “отдохнувший”. “Тень” Субботы исчезла в сиянии взошедшего солнца праведности. Будучи проклята законом, она освободила братьев от своего приговора, наложенного на них всех.

Павел назвал постановления закона Моисея “стихиями” или “началами мира”, охарактеризованными в Послании к Галатам как “немощные и бедные вещественные начала”, которыми они опять хотят себя поработить. Они доказали, что желают этого, “наблюдая дни, месяцы, времена и годы” (Галатам 4:3,5,9,10); не удовлетворившись тем, чему учил Христос, они смешивают установки закона Моисея с Евангелием. Склонение же в сторону “иудействования” – первый шаг к ужасному вероотступничеству, из-за которого мир на долгие времена был проклят. Когда Моисеев порядок вещей, как “образец ведения и истины”, “состарился” (Римлянам 2:20; Евреям 8:13), в достаточной мере проявив свою сущность и сойдя на нет, он был “уничтожен”, будучи “повергнут на землю” (Даниил 8:12,13) римской властью, а вместе с ним – и закон о седьмом дне. Еще до его отмены Павел проявлял опасение за галатов, “не напрасно ли он трудился у них” (Галатам 4:11), видя, как они становятся ревностными по отношению к установкам закона. Галаты не понимали, что Моисеево устройство было лишь временным порядком вещей; “он (закон) был дан… по причине преступлений, до времени пришествия семени (Галатам 3:19); когда же Христос пришел, он “искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою” (Галатам 3:13), а потому им не следовало ничего бояться и ничего ожидать ни от выполнения, ни от преступления указаний закона. Они думали, что “если не обрежетесь по обряду Моисееву и не будете хранить закон в той же степени, как веровать и подчиняться Евангелию, “не можете спастись” (Деяния 15:1,5). Они “хотели быть под законом”, а потому начали “соблюдать субботу” и выполнять другие вещи, которые Моисей предписал Израилю. Это очень расстроило Павла, и он говорил о себе: “я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!” (Галатам 4:19). Они были избавлены от “ига рабства” (Галатам 5:1), положившись на Христа, но, стремясь обновить свою связь с законом Моисея, они продали свое первородство за чечевичную похлебку. “Вот, – говорит Павел, – если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати” (Евреям 12:16; Галатам 5:2-4). Частичное следование закону никому ничего хорошего не принесет. Если человек соблюдал субботу в целом так, как это было принято, но пренебрегал жертвоприношениями или ел свинину, он был проклят точно так же, как вор или разбойник, потому что о тех, кто под законом, сказано: “проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона”, следовательно, даже безгрешный Иисус был осужден законом, ведь он был распят, о чем написано: “проклят всяк, висящий на дереве” (Галатам 3:10,13; 5:4). Существует ли в таком случае у евреев и язычников надежда избежать проклятия закона, ведь уже из самой природы вещей, связанных с нынешним положением Иерусалима следует, что невозможно его соблюдать, храня лишь некоторые из его указаний, такие как “пища, питье… или суббота” (Колоссянам 2:16) и т. п.? Соблюдение седьмого дня регулировалось законом Моисея, и наказание за его “осквернение” или “профанацию” определялось только им одним; однако ясно, что закон, упраздненный Иисусом, тот закон, который прибил Иисуса на свой крест, не подразумевает больше никакой кары за несоблюдение его назначений, а потому нет больше никакого греха в работе, или развлечениях, или разговорах в седьмой день.

В первый день недели творения “сказал Бог: да будет свет. И стал свет” (Бытие 1:3); так в первый же день недели “СВЕТ ИСТИННЫЙ” вышел из тьмы гробницы “подобно росе” “из чрева прежде денницы” (Иоанн 1:9; Псалом 109:3). Этот день должен быть особенно памятным для его народа, потому что он обеспечил их оправдание “в нем”, их собственное воскресение к жизни и уверенность в том, что он будет править и “праведно судить вселенную” как царь, назначенный Яхве, и они тоже будут царствовать с ним как цари и священники Бога (Римлянам 4:25; 8:11; 1-е Коринфянам 15:14,20; Деяния 17:31; Откровение 5:9,10). Этот день отмечен также особенными встречами Иисуса и его учеников, случившимися после его воскресения (Иоанн 20:19, 26). Он вознесся на небеса также в этот день, сорок третий после распятия, а через семь дней, на пятидесятый, или в день “Пятидесятницы”, дары Святого Духа были излиты на апостолов, и впервые Благая Весть о царстве Божьем была проповедана во имя его.

Поскольку власть находилась в руках врагов, христиане-евреи продолжали традиционно соблюдать закон седьмого дня: мы видим апостолов, постоянно посещающих синагоги по субботам и говорящих с людьми “из Писаний” (Деяния 17:2,17; 18:4; 19:8). Поступать по-другому означало бы создавать ненужные предубеждения и упускать хорошую возможность познакомить еврейскую публику с Евангелием. Они не покидали синагог, пока не бывали оттуда изгоняемы. Однако, постоянно бывая там в седьмой день, они собирались и вместе с учениками, основывая такими встречами церковь святых и Бога. Во главе своих собраний они ставили старейшин, “учивших их соблюдать всё, что повелел им Иисус” (Матфей 28:20; Деяния 2:42; 14:22-23). В письме к еврейским христианам Павел увещевает их “не оставлять собрания своего” (Евреям 10:25). Для таких проповедей необходимо было собираться в установленное время в определенном месте. В какой же день церкви святых встречались, чтобы призывать друг друга к любви и добрым делам? Ясно, что не в седьмой день, ведь в это время апостолы были в синагогах. Какой же день подходит больше, чем первый день недели? Утверждать, что святым было заповедано встречаться именно в этот день, сейчас нельзя, потому что этому нет подтверждения в Новом Завете. Вне сомнения, первые последователи Христа собирались вместе в первый день недели (Деяния 20:7), и наиболее разумное предположение состоит в том, что они поступали так, повинуясь наставлениям апостолов, на учениях которых была основана их вера и деятельность, сделавшая их учениками Иисуса.

Посвящение первого дня недели Господу возможно только для святых. Не существует никакого закона об этом дне, за исключением того, что принял император Константин, который завещал грешникам соблюдать святость первого, или восьмого дня, или Воскресения. Чтобы грешник посвятил этот день Господу, он должен стать одним из народа Господа. Он должен верить Благой Вести о Царстве и имени Христа и повиноваться ей прежде, чем он согласится участвовать в какой-либо религиозной службе. Он должен прийти под закон Христа, “одевшись” во Христа прежде, чем сможет почитать день Господень. Став христианином, он должен собираться с религиозным братством – святыми Нового Завета – для соблюдения Господнего дня, помогать им в наставлении и поощрении к любви и добрым делам, в возвещении смерти Иисуса, в благодарении Отцу, в праздновании воскресения Христа, в хвале и благословлении Бога (Евреям 10:24; 1-е Коринфянам 11:26). Будучи под Евангелием, или “законом свободы” (Иаков 1:25), он не подчинен “игу рабства” (Галатам 5:1) относительно субботнего дня. Ему радостно, когда предоставляется возможность отпраздновать таким образом день воскресения. Он не нуждается в карательных мерах, принуждающих его к формальному и досадному самоотречению, или “долгу”, потому что его пища и питье – творить волю Отца Небесного (Иоанн 4:34).

Закон Моисея был вручен израильтянам, а не язычникам, бывшим, поэтому, “не под законом” (Римлянам 3:19). “Закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом”, поэтому язычники не были ответственны перед ним, они не получали благословений горы Гаризим (до тех пор, пока не принимали иудейской веры) и не предавались проклятиям горы Гевал (Второзаконие 27:9-26). Неверующие евреи и язычники одинаково чужды заповедям Христа и его апостолов. Заповеди эти предписаны Христом своим ученикам. Только они “подзаконны Христу”. “Что мне, – говорит Павел, – судить и внешних?.. Внешних же судит Бог” (1-е Коринфянам 5:12,13). Он проповедовал Евангелие Царства грешникам для их “послушания в вере”. Если они будут осуждены, это произойдет потому, что они были “не покоряющимися благовествованию Господа нашего Иисуса Христа” (2-е Фессалоникийцам 1:7-10), а не потому что они не “ходят в церковь” или не блюдут день Господний, учрежденный полуязыческим императором четвертого века. Суббота, которую Бог требует грешных людей хранить, состоит в настолько полном успокоении от дел плоти, насколько полон был отдых Самого Бога от работы Творения на седьмой день с тем, чтобы они могли войти в тысячелетний покой, который останется для народа Божия (Евреям 4:9-11).

Люди постоянно ошибаются в своих рассуждениях из-за невнимательности к явному различию, существующему между такими группами, которые называются в Писании “святыми” и “грешниками”. Они смешивают сказанное об одних и других. Входящие в эти группы люди имеют такое же отношение к Божественным установкам, как “граждане” и “иностранцы” – к законам и конституции США. “Закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом”. Этот принцип был сформулирован Павлом относительно закона Моисея, и он верен для законодательств всех народов. “Граждане” – это святые, или отделенные, избранные, люди особого свода законов, посредством которого они изолированы от всех других людей; в то же время, “иностранцы”, или подданные другого государства, проживающие в стране, – это грешники по отношению к этому закону, потому что живут в своих странах, полностью пренебрегая его установками, совершая то, что ему противоречит, и оставаясь безупречными по отношению к нему. Поэтому, если они должны были бы посетить государство с другим законодательным устройством, они не были бы наказаны за то, что было у них в прошлом, потому что тогда они не были под законом этой страны. Однако, если они, проживая в стране, продолжают соблюдать свои традиции, входящие в противоречие со здешним законом, они станут виновными и заслуживающими наказания, предусмотренного для таких преступников.

Факт состоит в том, что Бог “благословил и освятил” (Бытие 2:3), или отделил, седьмой день; несомненно, Адам и его жена отдыхали или прерывали свой присмотр за садом в этот день. Можно пойти дальше и с большой вероятностью сказать о том, что “сыны Божии” (Бытие 6:2) до потопа поклонялись Богу в то время согласно “Его пути”; но за всю историю длительного периода, от освящения седьмого дня до выпадения манны с неба для израильтян в пустыне (Исход 16), не было ни мельчайшего намека на их наказание за то, что они перестали блюсти субботу. Таким образом, нельзя сказать, что язычники виновны перед Богом так, что достойны приговора к смерти или осуждению, основываясь на предупреждениях патриархального свода законов. Какими бы не были предписания, нет никаких сомнений, что благословение может быть получено посредством их соблюдения, но не самих по себе, а в связи с другими вещами, составляющими “Божий путь” (сравните: Бытие 6:12).

Как я показал, соблюдение седьмого дня было обязательным только для израильтян, пока закон Моисея сохранял силу, будучи “паролем” между Богом и ими. Субботы принадлежали израильской земле и народу, и могли храниться, согласно закону, только пока они проживают в этой стране. Это следует из требования закона приносить каждую субботу жертву всесожжения: вместе с другими вещами – “двух однолетних агнцев без порока”; это жертвоприношение, подобно другим, должно быть принесено в храм в Иерусалиме, куда Господь поместил Свое имя, а не в место проживания Иакова. Следовательно, Израиль должен быть восстановлен в своей стране прежде, чем снова начнет соблюдать субботу. Поэтому, когда “утвердится престол милостью, и воссядет на нем в истине, в шатре Давидовом, судия (Господь Иисус), ищущий правды и стремящийся к правосудию” (Исаия 16:5), тогда, говорю Я, “священники из колена Левиина, сыны Садока, которые во время отступления сынов Израилевых от Меня постоянно стояли на страже святилища Моего, те будут приближаться ко Мне, чтобы служить Мне, и будут предстоять перед лицом Моим, чтобы приносить Мне тук и кровь, говорит Господь Бог: они будут свято хранить субботы Мои” (Иезекииль 44:15,24).

Однако субботы не будут больше праздноваться в седьмой день. Они перенесутся с седьмого на восьмой, или, что то же самое, на первый день недели. “Устроение полноты времени” (Ефесянам 1:10), известное под именем “Тысячелетия”, или “Тысячелетнего Царствования”, станет антитипом Моисееву празднику кущей, бывшему “тенью будущего”. Тогда Израиль должен был веселиться в течение семи дней, начиная с “пятнадцатого дня седьмого месяца, когда (он) собирает произведения земли”. О первом из семи дней закон говорит: “священное собрание, никакой работы не работайте”. Это день, который мы называем Воскресением. Этот устав распространяется и на восьмой день, тоже Воскресение: “священное собрание будет у вас, и приносите жертву Господу; это – отдание праздника, никакой работы не работайте”. Снова, “в первый день покой (в английской версии Библии – “суббота”) и в восьмой день покой (“суббота”) (Левит 23:34-43). Так в этих “образах небесного” (Евреям 9:23) первый и восьмой дни назначены святыми днями, в течение которых нельзя выполнять никакой работы. Это же символизирует вынесение пальмовых ветвей или победоносное возвращение двенадцати колен Израиля из рассеяния на землю своих отцов, когда “Господь снова прострет руку Свою, чтобы возвратить Себе остаток народа Своего” (Исаия 11:11).

Три раза в четырех стихах Захария говорит о приходе народов в Иерусалим для поклонения Царю, Господу Саваофу, где будет “празднование праздника кущей” (Захария 14:16-19), что явится результатом уничтожения того господства, которое символизирует истукан Навуходоносора (Даниил гл. 2) и восстановления царства и трона Давидова. Это стечение языческих народов в Иерусалим характеризует время Мессии и истинного праздника кущей, когда он “будет славить Тебя, (Господи), между язычниками и будет петь имени” Его, и “возвеселятся язычники с народом Его”, Израилем (Римлянам 15:9,10). Обращаясь к этому времени, Господь говорит: “это место престола Моего и место столпам ног Моих, где я буду жить среди сынов Израилевых во веки; и дом Израилев не будет более осквернять святого имени Моего, ни они, ни цари их, блужением своим и трупами царей своих на высотах их… Они… оскверняли святое имя Мое мерзостями своими, какие делали, и за то Я погубил их во гневе Моем. А теперь они удалят от Меня блужение свое и трупы царей своих, и Я буду жить среди них во веки” (Иезекииль 43:7-9). Ясно, что это пророчество о том, что должно произойти в будущем, потому что Дом Израилев до сих пор продолжает “осквернять” святое Божие имя “мерзостями своими”, но когда это произойдет, они не будут “более” делать этого.

После провозглашения этого пророчества Иезекиилю было заповедано описать храм, предназначенный служить “домом молитвы для всех народов” (Исаия 56:7), с уставами, внешним видом и законами, касающимися его. Господь Бог сообщает “уставы жертвенника к тому дню, когда он будет сделан” (Иезекииль 43:18,19) и когда Левиты из племени Садока приблизятся к Нему. “Очищение жертвенника” (Иезекииль 43:22,26) и освящение его священниками было совершено принесением жертв в течение семи дней. “По окончании же сих дней, в восьмой день и ДАЛЕЕ, священники будут возносить на жертвеннике ваши всесожжения и благодарственные жертвы; и Я буду милостив к вам (о, Израиль), говорит Господь Бог” (Иезекииль 43:27). Так день воскресения Господня из заключения его в гробнице в седьмой день, становится субботой будущего времени, которая освятится священниками Израиля и будет соблюдаться всеми народами как день священного собрания, в который они возрадуются и совсем не будут работать.

Константин, сам не будучи христианином, отдавал должное истине до такой степени, что заставил мир почитать день, в который Христос Иисус воскрес из мертвых. Поэтому в 328 году н. э. он предписал блюсти этот день так же скрупулезно, как иудейское духовенство толковало хранение субботы по закону Моисея о седьмом дне. Отсюда происходит шабатарионизм (субботничество), нелепость и вредность которого иллюстрируют так называемые “Синие Законы” американского штата Коннектикут (по ним женщине запрещено в субботу целовать своего ребенка!), рвение Палаты Общин или напыщенные речи пиетистов нынешних дней (“Синие Законы” – строгие правила пуританской природы поведения человека и соблюдения им Дня Господня; действовали среди первых колонистов, особенно в Коннектикуте. Пиетизм – противостоящее ортодоксальному протестантизму мистическое течение, основатель которого, Ф. Шпенер, 1635-1705, ставил религиозные чувства выше религиозных догматов – прим. переводчика). Эти благонамеренные люди, чье рвение опережает знание, кажется, не осознают, что Христос и его апостолы не провозглашали гражданского и церковного свода законов для народов, когда проповедовали Евангелие Царства. Их целью было дать людям не законы и конституции, а отделить избранных от других людей для того, чтобы они “правили праведно” и в страхе Господнем (Ефесянам 1:10), когда наступит “устроение полноты времен” (Деяния 15:14; 1-е Коринфянам 6:2; 2-я Царств 23:3-4; Титу 2:11). Чтобы быть в состоянии сделать это, от избранных требовалось быть “святыми, непорочными и неповинными перед Богом” (Колоссянам 1:22,23; 1-е Фессалоникийцам 2:19; 3:13). Для этого им было наказано под Божественным руководством “обновиться духом ума своего, и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины” (Ефесянам 4:23-24).

Что же касается тех, “кто вне закона”, кто “не принял любви истины для своего спасения”, то в качестве наказания “за это пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи” (2-е Фессалоникийцам 2:10-12). Им предоставлено руководить своей жизнью при помощи собственных законов до тех пор, пока не наступит время, когда Христос уничтожит их господство и присвоит себе верховную власть над ними совместно с “народом святых” (Даниил 7:26-27). Если они хотят наложить на себя узы рабства, обязуясь соблюдать первый день недели по закону Моисея о седьмом дне, им предоставлена свобода поступать так, но из-за такого “самовольного смиренномудрия” (Колоссянам 2:18), они не имеют права на вознаграждение от Бога, поскольку Он не требовал этого от них. Они самовольно претендовали на награду, причитавшуюся за соблюдение иудейского дня Господня; другими словами, страдания и наказания, на которые они имеют право за “осквернение” этого дня, таковы, и только таковы, по воле и желанию непросвещенных законодателей этого народа. Предписание о прекращении труда для людей и животных на один день из семи является мудрым, но оно нарушается из-за вопиющего непонимания Писания и просто религиозного предрассудка о гибели человеческих душ в пылающей сере в случае, если они не будут хранить закон Моисея о седьмом дне.

В заключение мне следует сказать лишь то, что если бы было необходимо хранить Воскресенье точно так, как от евреев требовалось по закону Моисея соблюдать Субботу, то те люди, которые так об этом переживают, сами были бы виновны в той же мере, что и обвиненные ими в несвятости и осквернении этого дня. “Кто… согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем” (Иаков 2:10). Если они в день Господень не открывают магазинов, или не прогуливаются по паркам и лужайкам, или не ездят на экскурсии, или не ходят в излюбленные публикой места развлечений, то они все-таки зажигают свет в своих жилищах и в домах, предназначенных для собраний, принимают своих знакомых на уютный дружеский ужин, приезжают в превосходных экипажах в церковь, беспокоят больных и сбивают с толку уравновешенных людей своим громким колокольным звоном, хоронят умерших, разговаривают и т. д., – всё это является нарушением Божественного закона, гласящего: “Не делай никакого дела ни ты… ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой…” и “не произноси своих собственных слов” (Исход 20:10). Это, несомненно, заставило бы замолчать в такой день почти всех проповедников, чьи “проповеди”, созданные ими самими, были, бесспорно, выражением их собственных мыслей и слов. Суета по поводу нарушения субботы – не только нелепость, но и откровенное фарисейство. Пусть фанатики “вынут прежде бревно из своего глаза, и тогда увидят, как вынуть сучок из глаза брата своего” (Матфей 7:5). Если они хотят “хранить день Господень”, пусть они уверуют и подчинятся благовествованию о Царстве во имя Иисуса, а затем “постоянно пребывают в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах” (Деяния 2:42) в “первый день”, а во все другие дни недели перестанут творить дела грешной плоти (Галатам 5:19), и тогда они “будут иметь радость в Господе, и Он возведет их на высоты земли и даст вкусить им наследие Иакова” (Исаия 58:14) в Царстве Божьем, как изрекли уста Господни.

Суммируем всё то, что было написано под этим заголовком:

1. Каждый из шести дней творения длился ровно столько же, сколько и седьмой, и их продолжительность определена законом Моисея; следовательно, геологическое представление о шести отдельных многовековых периодах рушится просто как причуда атеистической философии.

2. Господь Бог закончил все дела Свои к седьмому дню и “почил” при “общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости” (Иов 38:7).

3. Для празднования дня своего покоя Он освятил его и сделал днем благословения. Потому этот день стал памятью о прошлом и “тенью будущих благ” (Евреям 10:1).

4. Адам и Ева, до своего грехопадения, хранили седьмой день как день радости. Нет прямых свидетельств тому, почему день покоя был для них счастливым. Ясно, что он не был обременительным для Адама и Евы, ведь их радость еще не была омрачена грехом. Возможно, он для них был таковым из-за милостивой беседы, подаренной им Господом Богом в этот день, и из-за откровения, данного Им и содержащегося в Его речи, когда Он “благословил и освятил” его.

5. Ничего не сказано, даже в виде намека, о существовании наказания за несоблюдение седьмого дня в период от его освящения до выпадения манны с небес для израильтян в египетской пустыне.

6. Соблюдение седьмого дня посредством полного отдыха от любой работы и удовольствий, сопровождавшегося особыми жертвоприношениями на медном жертвеннике в храме и радостными его благословениями, – таково было празднование, предписанное Моисеем израильтянам и их слугам в Палестине, и никому более.

7. Осквернение этого дня гражданами израильского государства наказывалось “побитием камнями” до смерти.

8. Израилю было заповедано помнить седьмой день и хранить его, главным образом, как назначение закона, потому что Бог, создавая их “мир”, вывел их из Египта и почил от работы их творения, когда дал им временный и символический покой во главе с Иисусом (Навином) в земле Ханаанской.

9. Для израильтянина помнить и свято хранить седьмой день, как духовно, так и ритуально, и достигать благословения, которое этот день предвещает, означает, что он должен иметь веру Авраама (Римлянам 4:12,18-22 – внимательно прочтите всю главу) в обещанное благословение и “успокоиться от дел” грешной плоти.

10. Благословение, обещанное израильтянам, бывшим как сыновьями Авраама по вере, так и потомками его по плоти, за соблюдение седьмого дня (и которое, вплоть до того как “рукописание”, или закон Моисея, было истреблено и пригвождено к кресту, так и не могло быть духовно соблюдено и ритуально осквернялось) заключалось в том, что они будут “иметь радость в Господе, и будут возведены на высоты земли и вкусят наследие Иакова, их отца”, когда придет время исполнения обетования, данного Аврааму, Исааку и Иакову.

11. Благословение о национальном соблюдении седьмого дня заключалось в том, что трон Давида и великое процветание страны не прервутся. Осквернение же этого дня будет наказано разделением израильского государства и опустошением страны.

12. Моисеево соблюдение седьмого дня было определено в качестве “знамения” между Богом и двенадцатью коленами Израиля. Этот день был святым для них, и должен был соблюдаться вечно из поколения в поколение (“в роды свои”) (Матфей 1:17 – сорок два поколения, или “рода”, от Авраама до Христа).

13. Для израильтян было законно делать в седьмой день добрые дела, но им не разрешалось судить о добре и зле. Это определялось законом. Священники оскверняли субботу тяжелой работой, убивая и сжигая жертвоприношения седьмого дня на жертвеннике, но, однако, они оставались невиновными, потому что это было добрым делом, которое Господь субботы заповедал им совершать.

14. Совершив дело, которое Отец поручил ему исполнить (Иоанн 17:4) в шестой день недели, Иисус, повешенный на проклятое дерево, громко воскликнул: “Совершилось!” (Иоанн 19:28-30). “Совершилось всё написанное” (Лука 18:31), потому что Моисеевы рукописания были уничтожены, пригвожденные вместе с ним к кресту, и убраны с пути как руководство к жизни. Господь Иисус “почил от дел своих” в день седьмой в тишине гробницы, а его ученики “остались в покое по заповеди” (Лука 23:56). Он оставался на своем месте и не покидал его до тех пор, пока не прошла суббота (Марк 16:1). В восьмой же день, называемый также первым днем, Бог освободил его (Матфей 28:2), и он покинул гробницу, “успокоенный”. “Отняв силы у начальств и властей” (Колоссянам 2:15), назначенных “рукописанием”, он сделал их уничтожение очевидным, “восторжествовав над ними Собою” (εν αυτφ), то есть воскреснув и, таким образом, навечно освободив людей от рабства перед законом, или, как сказал Петр, от “ига, которое не могли понести ни отцы наши, ни мы” (Деяния 15:10). Вместе с отменой Моисеева рукописания была, конечно, сведена на нет как правило духовной жизни и обязанность хранения седьмого дня.

15. Апостолы и христиане из еврейского народа (Деяния 21:20) в Палестине продолжали ритуальное соблюдение Моисеевых праздников (Деяния 21:24-26) (за исключением ежегодного искупления греха) и седьмого дня вплоть до разрушения страны римлянами, подобно тому, как сейчас христиане Нового Завета, живущие по всему миру, соблюдают Воскресенье и законы не как средство оправдания перед Богом, а просто как национальную традицию для регулирования жизни в обществе.

16. Еврейские христиане, предлагавшие соединить закон Моисея с учением Иисуса в качестве духовного правила или средства оправдания, и, как следствие, хранить святость седьмого дня, сурово порицались апостолами, заклеймившими их как “иудействующих” (Ιουδαιζειν) (Галатам 2:14).

17. Иудействующие христиане пытались навязать соблюдение закона обращенным из язычников, желая принудить их хранить святость седьмого дня. Однако апостолы и старейшины из христианского сообщества в Иерусалиме решительно запретили это и писали им: “Мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали”. Наоборот, “угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите; соблюдая сие, хорошо сделаете” (Деяния 15:24-29).

18. В первый день недели (или день, следующий за седьмым, и потому называемый иногда восьмым днем) ученики Христа собирались, чтобы “возвестить” (1-е Коринфянам 11:26) его смерть и прославить его воскресение, что, вместе с отдыхом от дел “грешной плоти”, и было “субботничеством” (или покоем), которое они практиковали.

19. В Писании нет закона, требующего, чтобы люди хранили этот день в период отсутствия Иисуса на земле, когда он восседает по правую руку от Всевышнего на небесах. Пока безверие и непослушание Евангелию Царства продолжается, ни народы, ни отдельные люди не могут сделать желанным Господу соблюдение этого дня по принципу, гласящему, что “далек Яхве от нечестивых, путь и жертва которых – мерзость перед Господом (Притчи 15:8,9,26-29) и…

20. “Первый день” был искажен по-иудейски Константином, “младенцем” греха (Откровение 12:2,5) и его духовенством. Его нынешний представитель – Папа Римский. Когда власть его самого и его царей будет окончательно “сокрушена и предана на сожжение огню” (Даниил 7:11), когда Израиль снова “привьется” (Римлянам гл. 11) к своей маслине, а народы подчинятся славному скипетру Царя святых, – тогда этот день станет святой субботой, “благословенной и освященной” Богом взамен “тени” седьмого дня, который был только “знамением” будущего.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава