Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум
«НАДЕЖДА ИЗРАИЛЕВА»
КАИН, АВЕЛЬ И СИФ

“Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица?” (Бытие 4:7)

Аллегорическое значение приговора Змею зажгло первый проблеск надежды в человеческом сердце на появление Того, кто освободит мир от болезней и поднимет его на высший уровень. Обетование о такой личности и такого совершенства было сутью той веры, которая “есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом” (Евреям 11:1). Эта вера и духовное воздействие этой надежды стали основой для одобрения Богом в самые ранние времена. Уверенность в этом обетовании стала принципом классификации среди сынов Адама. Вера в то, что Он обещал, есть вера в Бога, и ее воздействие на “плотяные скрижали сердца” (2-е Коринфянам 3:3) является наиболее поучительным результатом, делая попавших под это влияние – “причастниками Божеского естества” (2-е Петра 1:4). Атеизм, по своей библейской сути, есть отрицание существования Бога. Никто другой, а именно безумец, сказал: “Нет Бога” (Псалом 13:1). Хуже этого – только верить в Его существование и относиться к Нему, как к лгуну. Поступать так, значит не верить Его обетованиям, а тот, кто не верит в них, – “безбожник”, αθεος – т. е. атеист в мире (Ефесянам 2:12).

В начале такой вид атеизма очень быстро проявился в семье Адама. Каин, зачатый в грехе и верный своему отцовству, так же не верил слову Божьему, как Змей, в то время как Авель верил в Бога. Поэтому апостол говорит: “Верою Авель принес Богу жертву лучшую (πλειονα θυσιαν), нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще” (Евреям 11:4). Это важное указание, смысл которого состоит в том, что никакая религиозная служба не будет одобрена Богом, если она не основана на вере в Его обетования, ибо “без веры угодить Богу невозможно” (Евреям 11:6).

Именно это явилось основанием для осуждения Каина. “И призрел Господь на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел”. Каин сделался от этого свирепым и мрачным. Он отказался “приносить от первородных стада своего и от тука их”. Он не верил в необходимость этого, не имея уверенности ни в отпущении грехов путем пролития крови жертвы (Евреям 9:22; 10:4-14), ни в исполнении Божьего обетования, касающегося Того, кто, будучи “ужален в пяту”, или убит как агнец Авеля, должен восстать и “поразить Змея в голову”, чтобы разрушить дела греха (1-е Иоанна 3:8). Вот то, во что не верил Каин, и его безверие выразилось в нежелании ходить “путями Господа”. Тем не менее, он оставался “исповедующим религию”, ведь он “принес от плодов земли дар Господу”. Однако Бог не одобрил его и его приношение, потому что, отвергая жертву, он осудил Бога, и, будучи неверующим, в результате отнесся к Богу как к лгуну, ибо, как говорит Писание, “не верующий Богу представляет Его лживым” (1-е Иоанна 5:10).

Однако затаенная Каином злоба против Бога могла ранить лишь его самого. Его нежелание слушаться Бога не могло повредить Всевышнему. Он оскорбил Бога своим “самовольным служением и смиренномудрием” (Колоссянам 2:18,23) и осудил себя как злодея. Приговоривший сам себя и бессильный, он обрушил свою ярость на брата, которого Бог “призрел” и принял. Он был разгневан по отношению к брату “за то, что дела его (самого) были злы, а дела брата его праведны” (1-е Иоанна 3:12,15). Он стал уже, по сути, убийцей, и с этими братоубийственными чувствами, терзающими его сердце, принес свой дар к жертвеннику (Матфей 5:22,24). Однако Бог, который “судит помышления и намерения сердечные” (Евреям 4:12), призвал его отчитаться о своих темных мыслях и злобе против брата и сказал: “Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? а если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним”, – или имей превосходство как первородный и прародитель Семени. Однако Каин был подлинным “семенем Змея”. Помышления плоти, названные Адамом Змеем, были в нем сильны. Он заговорил с Авелем, который, без сомнения, защищал то, чего не признавал Каин. Однако Каин был упрям в своих аргументах: делать добро не значило для него ничего, а потому, не веря в обетования, он предпочел следовать своенравию и, решив избавиться от братских увещеваний, он смешал его кровь с прахом земным.

Так погиб от руки брата первый страдалец за веру. Праведный человек, почитавший и любивший Бога. Его единственным проступком было то, что, веруя обетованиям Божьим и поступая хорошо, он осудил своего брата. Плотский разум ненавидит праведность, и тех, чьим качеством она является; поэтому между этими двумя группами людей истина и правда Божья (Матфей 6:33; Римлянам 1:16,17; 3:21,22,25,26) лежат, как яблоко раздора. Авель был первым сыном Евы, похвальный отзыв о котором сделан на основании его “послушания вере”. Тогда как Каин был грешником из-за грехопадения, Авель был человеком Божьим из-за послушания вере, которое свидетельствовало, что “семя Бога пребывало в нем” (1-е Иоанна 3:9). Поэтому, хотя оба они и были сыновьями Евы по плоти, их духовные отцы были непохожи, как свет и тьма. Каин был человеком греха, а Авель – угодным Богу сыном. Обладая такими характерами, они возглавили семьи своих отцов, представив таким образом Семя Змея и Семя Женщины. Каин ужалил брата в пяту, но Бог назначил Авелю замену в виде Сифа, который нанес удар по лидерству Каина, и потомство Авеля заняло свое место на земле. Ева, говорит Моисей, “родила сына и нарекла ему имя: Сиф; потому что, говорила она, Бог положил МНЕ другое семя, вместо Авеля, которого убил Каин”.

У нее было много других сыновей, но ни один из них не упоминается, кроме Каина, Авеля и Сифа. Поэтому, когда нам было сообщено, что Сиф был “положен вместо Авеля” и перечислено потомство Сифа, одна из линий которого завершается Иисусом из Назарета, Сыном Божьим, нам дано понять, что Каин потерял свое превосходство из-за греха и был поэтому отстранен, Авелю же суждено было стать прародителем Семени, которое нанесет удар по главенству Змея в мире. Однако Авель, будучи ужаленным в пяту, что было необходимым для осуществления Божественной цели и аллегорически указывало на приговор Змею, был заменен другим сыном Евы. Согласно Божественному плану, Авель стал прототипом Иисуса, раненного в пяту, чья “кровь кропления” говорит лучше, чем Авелева (Евреям 12:24), молитва которого лишь об отмщении; в то же время Сиф олицетворяет того, чье новое появление среди людей должно окончательно сразить грех и в течение своего царствования истребить змеиное семя с лица земли.

Несмотря на совершенное преступление, Каину было позволено жить. Однако семя злодеев не приобрело известности. Рано или поздно за их злодеяния их имена предадут осуждению. Бог спрятал Свое лицо от Каина и изгнал его из места его поселения в Едеме. Скитания привели его на восток, и он “поселился в земле Нод”. Там он основал город и назвал его Енох. Потомство его умножилось и проявило свою изобретательность. Они стали племенем кочевников, живущих в палатках и разводящих скот, некоторые из них стали музыкантами, другие же – ремесленниками, делающими орудия из меди и железа. Их женщины были прекрасны, и потомки Каина, не подготовленные воспитанием и предостережениями Господа, не сдерживали своих фантазий и были беспорядочны в связях.

Ной и Иафет завершают прямую линию родства Сифа во времена потопа. Его потомки этой и боковой линий были очень многочисленны, но какое-то время составляли отдельное от семейства Каина сообщество. В течение жизни Еноса, сына Сифа, “они начали призывать имя Господа” (у автора – “называть себя именем Господа”, то есть, “сынами Божьими” (Бытие 4:26; 6:2), в то время как безверные и развращенные жители земли Нод назывались просто “человеками” (Бытие 6:3).





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава