Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум
«НАДЕЖДА ИЗРАИЛЕВА»
ГЛАВА IV: СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР – КРУШЕНИЕ СТАРОГО МИРА И СОХРАНЕНИЕ “ОСТАТКА”

Осуждение впавших в грех. – Буквально и аллегорически. – Особый приговор Змею. – Мольба о “Мире и Безопасности”. – Иисус пришел принести не мир, а меч. – Мирное общество – враг Бога. – Каин, Авель и Сиф. – Определение атеизма. – Каин отвержен в качестве прародителя Семени Женщины и назначен Сиф. – Отступничество до Потопа. – Особые семьи Каина и Сифа. – Общее крушение Старого Мира, от которого спаслись только восемь сыновей Сифа. – Создание Мира. – Приговор Женщине. – Определено ее социальное положение. – Приговор Адаму. – Закон Греха. – О грехе как физическом качестве плоти. – Об унаследованной Иисусом природе. – Люди – грешники в двойном смысле. – Закон Праведности. – Путем усыновления люди становятся святыми. – Три свидетельства. – Объяснено “новое рождение”. – Два Принципа. – О свете внутреннем. – Откровение Писания – Божественный принцип просвещения. – Ужасное состояние “церкви”. – О “Сокровенном Сердца Человеке”.

В предыдущей главе я говорил о том, как грех был привнесен в мир, о немедленных последствиях этого по отношению к впавшим в грех и о некоторых отдаленных во времени обстоятельствах, связанных с их потомством. Мы оставили Адама и его помощницу спрятавшимися между деревьями в саду, глубоко встревоженными голосом Бога и переполненными стыдом из-за положения, в которое они себя поставили. Однако, несмотря на то, что они спрятались, скоро обнаружилась истинность слов, гласящих: “Нет твари, сокровенной от Него, но всё обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет” (Евреям 4:13). Когда Господь Бог позвал Адама, тот сказал в ответ на Его вопрос “где ты”: “Я убоялся, потому что я наг, и скрылся”. Действительно, всё так и произошло, но это была не вся истина. Он откровенно признался в страхе, стыде и попытке спрятаться, но не сказал достаточно бесхитростно о причине своего стыда. Господь Бог, однако, знал, что разум, который Он даровал человеку, не позволил бы ему устыдиться, если его совесть не была бы осквернена нарушением Его закона, в мыслях или в делах. Поэтому Он задал Свой следующий вопрос так, что сразу же добился признания всей правды. “Кто сказал тебе, – спросил Он, – что ты наг?” Может быть, Я сказал тебе это или кто-то из тех, кто зовется Элохимом? Или: “Не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?” Нет никакой причины тебе бояться Меня или испытывать в Моем присутствии стыд, ведь Я создал тебя, кроме одной: если ты согрешил против Меня, нарушив Мой закон. Раньше ты слышал Мой голос и стоял прямо передо Мной, будучи обнаженным, и не стыдился, – что же ты совершил? Почему скрываешь ты свои проступки, утаивая в груди своей пороки свои? (Иов 31:33).

Адам же, всё еще не желавший нести ответственность за содеянное, обвинил Еву. “Жена, – сказал он, – которую Ты мне дал, она дала мне от дерева и я ел”. По правде говоря, если бы Ты не поставил ее на моем пути, и я оставался бы один, я не сделал бы этого. Это она, в основном, виновата в случившемся, ведь она не только ела сама, но и меня соблазнила. Когда было установлено, что преступление совершила Ева, Господь Элохим спросил у нее: “Что ты это сделала?” Однако она отличалась не большим простодушием, чем Адам. Она призналась, что ела, но нашла себе извинение в том, что змей солгал ей. “Змей обольстил меня, – сказала она, – и я ела”.

Нет никаких свидетельств тому, дотрагивался ли сам Змей до дерева и ел ли его плоды. Однако, даже если бы он и сделал это, он не совершил бы преступления, ибо закон был дан не ему, а только Адаму и Еве, а “где нет закона, нет и преступления” (Римлянам 4:15). Кроме того, Павел говорит, что Ева первая совершила грехопадение (1-е Тимофею 2:14). Поэтому Господь Бог не спрашивал Змея, как Он поступил с другими. Змей, своим грубым истолкованием всего того, что он видел и слышал, повредил разум Евы, уклонив ее от простоты веры и послушания Божественному закону, но не был способен показать, на какой моральной основе он подверг сомнению буквальность закона. Он действительно думал, что они не умрут, потому что, полагал он, смогут вкусить от дерева жизни точно так же, как от дерева познания добра и зла. Он не задумывался об аморальности того, о чем так серьезно предупредил Господь Бог. Понятие нравственности мыслей и поступков было за пределами его разума. Будучи сверхпроницательным существом, он, однако, не нес ответственности и не был способен дать отчет о содеянном.

Когда были получены все свидетельства о случившемся, Господь Бог перешел к вынесению приговора обвиняемым в порядке признания их виновности. Господь начал со Змея, изобличенного Евой и, в результате, обвиненного Богом во лжи, и сказал: “За то, что ты сделал это, проклят ты перед всеми скотами и перед всеми зверями полевыми; ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей. И вражду положу между тобою и между женою и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту”.

Этот приговор одновременно носил буквальный и аллегорический характер, как и остальные вещи, изложенные в рассказе Моисея, “образце ведения и истины” (Римлянам 2:20; Евреям 8:5; 9:9,23,24; 10:1; Римлянам 5:14; Галатам 4:24). Для читателя, не знакомого с понятием аллегорического языка, поясню, что такой язык содержит, кроме того, что буквально сформулировано словами, какой-то дополнительный подтекст. Исторические аллегории имеют такой двойной смысл, буквальный и переносный, при этом последний настолько реален, насколько первый составляет его сущность. Таким образом, буквальный Змей был аллегорией “греха во плоти”, последний же является змеем, выраженным в образном стиле и т. д., как объяснено выше. Буквальное создание Евы из ребра Адама было, аллегорически, созданием церкви из того, чьим образом был Адам, а потому, церковь, в переносном смысле, – Ева, и искушение первой проиллюстрировано искушением буквальной Евы. Примеров этому почти бесконечное множество. Авраам, Сарра и Агарь приведены Павлом в качестве аллегорий в последующем тексте, – это прекрасный образец связи между буквальным и переносным смыслом в том виде, как они использованы в Писании истины. Распознание границ между ними достигнуто не посредством правил, а путем глубокого и прилежного изучения Слова.

Буквальность приговора – это его строгое истолкование в том виде, как он читается, и оно находится в точном согласии с естественными привычками людей и змей с и их взаимной антипатией. Змеи передвигаются на животе (“чреве”), будучи поверженными на землю, а из-за смертельности своего яда, или “жала”, они считаются людьми более ненавистными, чем любые другие твари. Ходящий босиком может быть ужален в пятку, возмездием за это может стать инстинктивно нанесенный удар по голове рептилии. Всё это совершенно естественно, но о чем это говорит?

Многое, что могло быть сказано об аллегорическом смысле этого отрывка, уже представлено читателю. Поэтому, суммируя, я добавлю лишь следующие детали:

1. Змей, как автор греха, аллегорически является “грехом во плоти”, который поэтому именуется ο πονηρος – “Грешником” и символизируется его персоной и политической деятельностью.

2. “Вражда”, положенная между Змеем и Женщиной, является аллегорией вражды между грехом, связанным с мирскими законами, или змеем, и послушанием по вере, воплощенном в церкви Господней, которая есть женщина.

3. “Семя Змея” – это, аллегорически, те, над кем царствует грех, что проявляется в их послушании его “похотям”. Эти люди названы “рабами греха” (Римлянам 6:12,17,19), или “плевелами” (Матфей 13:25,38).

4. “Семя Женщины” является аллегорией “сынов Царства” (Матфей 13:38), или “рабов праведности” (Римлянам 6:12,17,19). Они именуются также “добрым семенем” (Матфей 13:23,38), которое слушает и понимает слово Царства, посаженное в их сердца как “нетленное семя” (1-е Петра 1:23).

5. Семя Змея и Семя Женщины – это выражения, которые следует понимать как в единственном, так и во множественном числе. Во множественном – в том смысле, который содержится в четвертом пункте, в единственном же – как две отдельные враждующие личности.

6. Змей, жалящий в пяту, – это шестая, или Имперская, голова Дракона, которая должна быть сокрушена во время его “сковывания” личностью, являющейся последней из Самодержцев (Откровение 12:3,17; 17:10-11; 20:2).

7. Тот, кто поражает в голову дракона, змея древнего, называемого Дьяволом и Сатаной, – это Семя женщины, а не мужчины.

Аллегорическое прочтение текста, основанное на этих деталях, будет выглядеть следующим образом: “Я положу вражду (Римлянам 8:7) между образом мыслей, который ты внушил Еве и ее мужу, и Моим законом; между теми силами, которые придут в результате того, что ты совершил, и сообществом верных и незапятнанных, которое Я учрежу; Я положу вражду духа против плоти, и плоти против духа (Галатам 5:16-17; 4:29); между всеми, кто подчиняется “похотям” плоти, которые ты возбудил, и теми, кто принадлежит Моему закону и будет служить Мне; их Лидер возьмет на себя грех мира (Иоанн 1:29), который ты породил, и разрушит дела (1-е Иоанна 3:8), выросшие из него; власть-грех (Иоанн 19:10) приведет его к смерти, но он восстанет из нее, чтобы завершить работу, которую Я предопределил ему сделать”.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава