Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум
«НАДЕЖДА ИЗРАИЛЕВА»
ДРЕВО ПОЗНАНИЯ ДОБРА И ЗЛА

“И произрастил Господь Бог из земли… дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла” (Бытие 2:9)

В царстве растений никогда не встречалось более замечательных деревьев. Их плоды были “приятные на вид и хорошие для пищи”. Это, однако, и всё, что сказано об их природе и облике. Они должны были быть единственными в своем роде, ведь будь они такими же, как все остальные, страстное желание Евы вкусить от Древа Познания и стремление попробовать плоды Древа Жизни могли бы быть удовлетворены вкушением фруктов любых других деревьев. Что это были за плоды, мы сказать не можем, да и знать это не особенно важно. Предполагают, что Древо Познания было яблоней, но этому нет никаких доказательств, а потому об этом мы можем не думать.

Эти деревья, потому, интересуют нас не в связи со своей природой, а по причине того запрета, который был на них наложен. Адаму и Еве было разрешено свободно есть плоды со всякого другого дерева в саду. В то же время Господь Бог заповедал: “От дерева познания добра и зла, не ешьте от него и не прикасайтесь к нему; ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь” (Бытие 2:17; 3:3). Эти деревья, естественно, были так же хороши для еды, как и любые другие, но поскольку Господь Бог наложил на них Свой запрет, их плоды стали смертью для съевших их, но смертью не мгновенной, ведь их глаза должны были открыться (Бытие 3:5,7), а они сами – стать, как боги, или Элохим, знающие добро и зло (Бытие 3:5, 22). За вкушением от этого дерева должна была последовать смерть, а потому назвать его можно было бы Древом Смерти в отличие от Древа Жизни. Тело, приходящее в упадок, и следующий за этим конец жизни, завершающийся разложением, – это смертность, или то свойство, которым роковое дерево должно было наградить личность, посмевшую дотронуться до него.

В выражении “смертию умрешь” слово “смерть” впервые упоминается в Библии. Адам, однако, прожил еще несколько веков после того, как вкусил от этого дерева; это привело к трудностям в определении смерти, ведь теологи, авторы вероучения, называли ее непобедимой. Они перефразировали выражение таким образом: “В тот день, когда ты вкусишь от этого дерева, ты умрешь символически: твоя бессмертная душа подвергнется навеки адским мукам, после чего твое тело умрет в полном смысле слова”. Для человека, неиспорченного философией такого вероучения, абсолютно ясно, что текст Библии не содержит такого объяснения. Не сам текст, а перевод сказанного породил неясности и затруднения. Словосочетание “в день” предполагает, что “в тот самый день”, когда Адам согрешил, он должен был в каком-то смысле умереть. Однако в этой же главе, даже в ее английском переводе, та же фраза использована в другом смысле. Ведь в четвертом стихе второй главы написано: “в то время (в оригинале и в английской версии – “в тот день”), когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла”. Это, как мы знаем, было работой шести дней, то есть “в тот день” является выражением периода времени (как в русском переводе: “в то время”). В рассматриваемом нами тексте это означает намного более долгий период, ведь Адам умер, лишь достигнув 930 лет от роду, а потому “день”, в который он умер, закончился только тогда.

Нам могут возразить, что “день” в тексте должен быть ограничен рамками тех суток, когда плод был вкушен, ведь говорится: “в день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь”. Потому, если Адам не вкушал от него все 930 лет, а только однажды, в определенный реальный день, это не может означать долгий период времени. Но я все-таки не могу уступить тому обстоятельству, что физический акт вкушения является единственным, показанным в тексте. Адам питался плодами Древа Познания всё время, с вкушения от того дерева до самой смерти. Тот фрукт, по своему действию, стал символом плода нарушения запрета, о котором сказано: “не ешь от него”. Символический плод сочетал в себе разные свойства: он был “хорош”, или приятен плоти, и одновременно “плох” тем результатом, который следовал за его вкушением. “Законом, – говорит апостол, – познается грех” (Римлянам 3:20), потому что “грех есть беззаконие” (1-е Иоанна 3:4). Грех приятен плоти, потому что сутью его является запрет. Он и есть тот “хороший” плод, которым наслаждается животный человек. Плоти, очам и жизни свойственны вожделения, которые, когда они удовлетворены, являются высочайшими благами, к которым стремятся люди, живущие под господством таких же людей.

Однако Бог запретил потворство этим страстям. Он говорит: “Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей; ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но есть от мира” (1-е Иоанна 2:15,16). И снова: “Дружба с миром есть вражда против Бога! Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу” (Иаков 4:4), “ибо, если живете по плоти, то умрете” (Римлянам 8:13). Этот язык безошибочен. Поэтому поощрять беззаконные желания, которые грешная плоть называет “хорошими”, значит “родить грех”, или приносить плод смерти, “ибо возмездие за грех – смерть” (Иаков 1:15; Римлянам 6:21-23). “Что посеет человек, то и пожнет: сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление” (Галатам 6:7-8). Все свои недуги плоть унаследовала от “зла”, которое пришло к человеку как результат нарушения Закона Бога, сказавшего Адаму: “Не ешь от него”. Фрукт, который он вкусил, был удовлетворением его плотского вожделения и подчинением человека и его потомства “злу”: они будут питаться от проклятой земли со скорбью во все дни их жизни (Бытие 3:17-19).

Всё адамово потомство начинало вкушать от Древа Познания добра и зла по достижении возраста половой зрелости, когда очи их открывались. До этого естественного изменения они были невинны. С того времени мир, как обвитое змеем фруктовое дерево, предстает перед нами, склоняя взять, вкусить и получить удовольствие от тех хороших вещей, которые он дает. Размышлять над законностью уступчивости своим вожделениям значит отчасти согласиться с ними. Не следует считать, что приспособление к миру безобидно. Его искушения и инстинкты нашей собственной плоти должны быть немедленно подавлены, ведь вступать в переговоры с его похотями опасно. Когда же кто-то соблазняется, “обольстившись грехом” (Евреям 3:13), он попадает в сети своих собственных страстей и совращается ими. “Похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть” (Иаков 1:14,15), иными словами, он срывает запретный плод и умирает, не будучи прощен.

Кроме того, выражение “смертию умрешь” является доказательством того, что слова “в день” относятся к более длительному периоду, чем конкретный день, в который был вкушен плод. Это выражение не означало, что конец человека должен был наступить мгновенно, как от выстрела или гильотины. Это требовало времени, потому что смерть была исходом, или завершением определенного процесса, что по-древнееврейски сформулировано очень ясно. В первоисточнике эта фраза звучит как “мут темут”, что буквально переводится как “УМИРАНИЕМ УМРЕШЬ”. Таким образом, полностью это выражение читается так: “В день, в который ты вкусишь от него, умиранием ты умрешь”. Из прочитанного становится ясно, что Адам должен был подвергнуться некоему процессу, но не бесконечному, а такому, который должен начаться его грехопадением, а закончиться его угасанием. Сам этот процесс выражен словом “мут” – “умирание”, последняя же его стадия – словом “темут” – “ТЫ УМРЕШЬ”.

Этот взгляд целиком подтверждается сказанным в следующих словах: “Проклята земля за тебя; со скорбию будешь питаться от нее во все дни жизни твоей… В поте лица твоего будешь есть хлеб, ДОКОЛЕ не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты, и в прах возвратишься” (Бытие 3:17,19). Из этих слов мы узнаем, что Адам, согрешив, был привлечен к суду и осуждению за свой проступок. Господь Бог спросил его: “Не ел ли ты от дерева, от которого Я запретил тебе есть?” Адам признал свою вину, что ясно продемонстрировал, устыдившись своей наготы. Преступление было доказано, а потому Судья приступил к вынесению приговора над согрешившими, что и сделал в том порядке, в котором было совершено преступление: сначала – над Змеем, затем – над Евой и в последнюю очередь – над Адамом, и это отражено в тексте. Здесь говорится о том, что земля проклята, а человек обречен на скорбную жизнь тяжкого труженика и на возвращение в свое начальное состояние – в прах.

Последняя часть этого приговора выражена в терминах, объясняющих наказание, приложенное к закону. Выражение “возвратишься в землю” и “в прах возвратишься” означают то же, что и “смертию умрешь” (“умиранием умрешь”). Следовательно, божественное толкование выражения “в день, в который ты вкусишь от него, смертию (умиранием) умрешь” таково: “В день своего вкушения, в продолжение всех дней твоей скорбной жизни, возвращаясь, ты наконец возвратишься в прах земли, из которой был взят”. Таким образом, “умирание” в этом тексте означает скорбное, мучительное и трудное существование, которое изнуряет человека и сводит его в могилу; слово же “умрешь” означает конец, или последнюю стадию телесного существования, отмеченную остановкой дыхания и распадом в прах. Таким образом, человеческая жизнь, от материнской утробы до могилы, – это процесс умирания, и до тех пор, пока человек сохраняет свой внешний вид, как в случае с Иисусом в гробу, он существует в смерти, потому что то, что называется “бытием”, – это материальное существование в жизни и в смерти. Конец нашего бытия – это конец процесса разложения в прах, когда мы прекращаем быть. Таково было состояние Адама, если можно так сказать, до того, как он был сотворен. Его не было. В таком небытие он оказался через 930 лет с момента своего создания, – так реально были проиллюстрированы наказание по закону и приговор Судьи. Так со времени своего грехопадения человек вступил на свой путь к могиле, в которую, в конце концов, и сошел. Он лег в прах и разложился; так был смешан с родившей его землей тот, кто стал известен под именем Адама, глава и праотец всего человечества.





Назад Вернуться к содержанию   Следующая глава… Следующая глава