Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум

Иисус и человек по имени Легион

Солнце медленно садилось за галилейскими холмами, и апостолы всё более вопросительно посматривали на Господа. Долгий день поучений рядом с водами озера подходил к концу. Вне всякого сомнения, наступило время распустить народ и возвратиться к своему пристанищу, чтобы поесть и отдохнуть. Но когда Иисус, наконец, обратился к ним со словами о том, что делать дальше, для них это стало полной неожиданностью. “Переправимся на ту сторону озера”, - сказал Он.

Возможно, что лишь внешне выказывая покорность, они подняли паруса и приняли Его к себе в лодку “как Он был” (Марк 4:36). Иисус и Сам весьма устал после такого напряженного дня. Устроившись на корме на возглавии рулевого, Он быстро заснул под плеск волн, ударявшихся о борт лодки. Расстояние между берегами галилейского моря составляло 10-12 километров и было весьма привычной дистанцией для бывалых рыбаков, с детства обученных плавать по этому озеру в ночное время. Если у них и возникли вопросы насчет того, зачем Он избрал отправиться на безлюдный и негостеприимный восточный берег озера, то им суждено было остаться неотвеченными, поскольку Господь погрузился в глубокий сон.

Вскоре, однако, их размышления были прерваны враз изменившейся погодой. Ветер резко переменился на северо-восточный. Паруса неистово натягивались по мере крепчания ветра, а затем бешено захлопали, так что для безопасности их пришлось свернуть. Низвергнувшийся с Ермона и голанских высот порыв холодного вихрящегося воздуха обрушился на поверхность неглубокого озера и, подобно гигантскому фену, подвешенному над лужей, погнал короткие, но в то же время крутые и жестокие волны, принявшиеся кружить и швырять во все стороны небольшое суденышко. То была знаменитая галилейская буря, всегда пугавшая рыбаков своей свирепостью и непредсказуемостью, налетающая мгновенно и оставляющая после себя на побережье почти столько же вдов, сколько порождал неумолимый римский меч. У.М. Томсон описывает в своем труде “Земля и Книга” именно такую бурю, произошедшую в начале нового века на рассвете одного из обычных дней, и принявшуюся хлестать по водам озера с такой силой, что оно превратилось в белый кипящий котел, и пребывало в таком состоянии несколько дней.

Обладавшие немалым мужеством и находчивостью ученики без передышки вычерпывали воду, попадавшую в лодку, но новые волны то и дело перекатывались через ее борта. “Волны покрывали лодку”, - пишет Матфей. “Вода захлестывала их”, - говорит Лука - “Так что они были в опасности”. Закоченевшие, истощенные, ослепленные тьмой и брызгами волн они почувствовали, что силы их на исходе. Сделать чего-то большего они уже не могли.

Изумительно, но Сам Иисус спал на корме лодки не менее безмятежным сном, чем пророк Иона, захваченный подобным штормом несколько веков назад. Сырость и качка не в состоянии были прервать этот сон. Если Он и чувствовал опасность, то, казалось, Он относился к ней безразлично. В конце концов, это было уже чересчур для промокших до нитки и охваченных страхом рыбаков. Отчаявшись, они принялись трясти Его, пытаясь разбудить. “Учитель, мы погибаем!”, - кричали они Ему в уши. После того, как Учитель пришел в себя ото сна, первыми его словами были слова порицания: “Что вы так боязливы, маловерные?” Затем, с усилием встав на ноги, он воззвал к ветру и морю: “Умолкни, перестань”. И в течение минут ветер спал, а волны улеглись, так что над озером воцарилась небывалая тишина. Всё это выглядело совершенно невероятным. Если бы не падающие с одежды капли и не хлюпающая под ногами вода, то происшедшее могло бы показаться всего лишь сном. И Марк, и Лука замечают, что ученики были испуганы этой переменой. Матфей говорит, что они “удивились”. Тем не менее, они были объяты страхом, но теперь причиной этого страха была не буря, а Сам Иисус. Неожиданным, весьма драматичным образом они открыли для себя, что этот Человек, с которым они жили уже столько много времени, с которым ели, спали, ходили, и речи которого слушали, никак не являлся обычным потомком Авраама. В Его распоряжении была Божья сила. За 1000 лет до этого события Псалмопевец написал о беспомощных моряках, застигнутых бурей, следующие слова: “Но воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают” (Пс. 106:28,29). И вот рядом с ними были их Иисус, который совершает именно это. Теперь они взирали на Него с иным чувством уважения. Он спас их от смерти, произнеся всего несколько повелевающих слов. “Кто это, что и ветры и море повинуются Ему?” (Мат. 8:27)

Как должны мы понимать слова порицания, с которыми Иисус обратился к ученикам сразу после Своего пробуждения? Не было ли с Его стороны слишком грубым назвать их “маловерными”, особенно принимая во внимание, что любой человек на их месте устрашился бы, попади он в такие же испытующие обстоятельства? Порицание Господа содержало в себе обращение ко всем, кому надлежало стать Его учениками. С точки зрения Господа, значение имело внутреннее содержание происшедшего. Ученики попали в серьезную опасность, очутившись в маленьком судёнышке посреди ураганного ветра, во тьме бушующей бури. Никакие человеческие силы и ухищрения, на которые они были способны, не помогли бы им выйти живыми из этой беды. Но Иисус по-прежнему находился с ними в лодке! Иисус, который, как они верили, был Мессией, был тем, кому в будущем надлежало стать Царем Израиля. Так разве мог Он, будучи избранным Богом, погибнуть в какой-то буре? Его жизнь была священной; она находилась под неусыпным оком Его Отца и её оберегали Его могучие руки. До тех пор, пока ученики оставались с Ним, они были в такой безопасности, которую не могло поколебать ничто в мире. Совершенно нетрудно им было бы верить в то, что пока они остаются с Ним в лодке, смерть им не грозит. Однако, несомненно, существует огромное различие между тем, чтобы верить, уютно устроившись у камина, и верить, когда силы на исходе, а вокруг бушует свирепая буря. В последнем, собственно, и заключается весь смысл веры - быть уверенным в Боге, когда всё идет не так как надо, когда всё вокруг словно свидетельствует о том, что Он забыл о нас и не обращает внимания на наши отчаянные вопли. Возможно, именно по этой причине Иисус спал столь долго: Бог испытывал их веру, научая тем самым не сдаваться перед первыми же трудностями, но продолжать уповать на Него. Такая испытанная вера была бы очень важна для них в последующие годы, когда им противостояли улюлюкающие толпы неведающих Бога людей, когда некоторых из них предавали побоям и казням, а другие находились в долгих и полуголодных путешествиях, имеющих целью проповедование Евангелия, либо были бросаемы в сырые темницы. Все мы должны научиться тому, что пока мы остаемся в одной лодке с Иисусом, жизненные бури не причинят нам вреда. Подобно спасительному Ноеву ковчегу, крещение во Христа дарует нам тихое мирное прибежище во времена, когда все вокруг умирают без надежды. И когда Иисус вернется вновь, то в день Своего Царства Он утихомирит яростно ревущее море народов всё той же силой Божьей, и установит на земле мир и спокойствие, которые продлятся 1000 лет.

Рассвет застал лодку когда она приблизилась к восточному берегу, а вершины неровных холмов окрасились в розовое золото. Сырая одежда учеников, как могло показаться, испускала пар под благодатным теплом лучей раннего солнца. И вновь они должны были задаться вопросом, зачем Иисусу понадобилось прибыть в Гергесинскую землю, населенную потомками греков, имевших мало чего общего с евреями. Однако Он направил Своих учеников в залив, окруженный отвесными скалами, и там уверенно вышел на сушу. Не успел Он совершить и нескольких шагов, как раздался хриплый вопль и волосатая фигура обнаженного человека метнулась от скал в их сторону. Человек этот был хорошо сложен и “весьма свирепый”, как пишет Матфей, “так что никто не смел проходить тем путем”. По всей его шокирующей внешности и громким крикам можно было без труда сделать вывод, что этот малый был лишен рассудка, и что Иисусу, шедшему впереди всех, грозила реальная опасность. К немалому изумлению учеников, однако, он подбежал к Учителю и пал перед Ним на колени, как будто показывая всем видом, что давно уже ожидал Его. Иисус твердым голосом обратился к человеку так, словно говорил с бесом, взявшим над беднягой власть: “Выйди, дух нечистый, из сего человека” (Мар. 5:8). Ответ бесноватого был быстрым и ясным: “Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? Заклинаю Тебя Богом, не мучь меня!” Тихо разговаривая с ним, Иисус успокоил его, спросив, как его звали. “Легион”, - ответил тот - “Потому что нас много”.

Умственные расстройства всегда преследовали человеческое общество, а их проявления и эффекты нередко выглядели весьма странными и пугающими. Отсутствие со стороны бесноватого всяких комплексов и стыда касательно своей внешности и странная связь со смертью, побудившая его основать свое жилище вместе с другим таким же беднягой на городском кладбище, показывают, насколько он был “не в себе”. Несмотря на то, что современная медицинская наука освободила понятие умственного расстройства от мрачного клейма, и теперь доктора выписывают лекарства, которые способны ускорить процесс возвращения к здравому рассудку, истинные причины ментальных недугов по-прежнему остаются малопонятными. Прежде чем усмехнуться всей наивности распространенного в первом веке предположения о том, что над этим человеком возобладало зло, мы должны рассмотреть, насколько подобное объяснение влияет на неожиданное изменение личности тех, с кем произошло помрачение рассудка. Больной часто понимает себя и действует так, как будто он превратился в некое воображаемое существо, слышащее голоса и ведущее разговоры, которые в реальности не имеют никакого места. Что можно сказать о представлениях самого Легиона? Он, возможно, не встречал Иисуса до этого дня, но вполне мог слышать о Нем, когда в городе собирал милостыню от рук людей, бывавших в Капернауме и видевших необычайную силу Господа, при помощи которой Он исцелял ненормальных. Имея обостренное восприятие духовной силы, окружавшей Иисуса, он признавал в Нем того, кто мог бы помочь ему. Но в полном соответствии с представлением того времени, утверждавшем, что злые и нечистые духи не могут жить вне какого-нибудь тела, он стал умолять Иисуса переселить бесов в огромное стадо свиней, по обычаю своему занятых поиском пищи на расположенном вблизи склоне. Было бы мало толка, если бы Иисус принялся подробно объяснять бесноватому, что бесы на самом деле не существуют, и что Вельзевул, их князь, является лишь плодом человеческого воображения (как становится понятным из Его предшествующего разговора с фарисеями, когда Он высмеивал эту суетную теорию, которую они пытались направить против Него). Бесноватый был уверен в традиционном объяснении своего недуга, и необходимо было излечить его таким образом, чтобы у него не оставалось сомнений в своем исцелении. Ученики, застывшие от изумления, наблюдали, как вслед за раздавшимся повелением Иисуса, сотни беспомощных животных, пронзительно визжа от ужаса, бросились вниз по обрыву и кинулись прямо в море.

Результат этого драматического исцеления, о котором подробно рассказывается в евангелиях, был довольно печален, но показателен. Примчавшиеся из города жители, желающие удостовериться во всем собственными глазами, обнаружили некогда безумного человека, тихо сидящего у ног Иисуса, полностью одетого и, вообще, совершенно нормального. Они уже получили известие о том, что Легион был исцелен, и что “платой” за исцеление стало принадлежавшее им стадо свиней, и, боясь того, что еще могло произойти вслед за этим, они попросили Иисуса удалиться из их мест. Вместо того, чтобы размышлять над благословением, ниспосланным одному из их ближних и сделать вывод о том, что великий Учитель из Назарета действительно пришел от Бога, они закрыли уши и, нащупывая свои кошельки, торопились убедиться, что сохранившееся их богатство всё еще остается с ними. Увы, но очень многие из нас в нынешние дни имеют те же самые неверные представления об истинных ценностях. Подобно богатому юноше, пришедшему к Иисусу, мы размышляем о следовании за Иисусом с точки зрения того, во что нам это обойдется и сколько это будет нам стоить. После первых прикидок люди чаще всего сразу оставляют эту затею, не осознавая, что награда, которую дарует Иисус, неизмеримо превосходит богатства всего мира. Наши мысли в гораздо большей степени остаются сосредоточенными на свиньях принадлежащих нам.

Задерживаться не было смысла. Иисус со Своими учениками вошел в лодку и поплыл через озеро. По пути к новому напряженному дню на уже хорошо знакомом берегу, ученикам предоставилась возможность поразмышлять над бесконечной любовью, которая подвигла Иисуса, уставшего до последней клеточки Своего тела, пересечь озеро бурной ночью ради Легиона - человека, нуждавшегося в Его целительной силе. Эта же самая любовь продолжает свое действие и в наши дни, по мере того как Господь вызывает, обращаясь со страниц Писания и чрез уста благовествующих о Нем, многие другие потерянные души из тьмы гробниц и от наготы греха, чтобы обрести новую жизнь в Нем. И любовь эта приносит плоды. Легион остался на берегу, глядя на уплывающую вдаль лодку, однако уже вскоре он “пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус” (Лук. 8:39). Через год Иисус вернулся в эти места и смог собрать немалый урожай в виде многочисленных учеников из страны Гергесинской.

И вновь, как и в случае предыдущих рассмотренных нами чудес, всякое ответное действие и всякая реакция со стороны людей на присутствие Иисуса полностью отвечает человеческой природе, и убеждает нас в том, что Матфей, Марк и Лука записывали Истину. Послание их заставляет нас изумляться и благоговеть, и надеяться, когда мы вместе с ними рассматриваем сотворенное Господом.


Вернуться обратно…