Христадельфиане - официальный сайт
Главная    Христадельфиане    Христианская литература    Библейские курсы    Новости экклесий    Фотогалерея
Журнал «Добрые Вести»    Журнал «Небесное сокровище»    Интересные статьи    Спутник Библии    Гимны    Форум

ХОЛОКОСТ

Со временем завеса, скрывавшая всё то, что считалось секретными сведениями и хранилось в государственных архивах, была поднята, так что недоступная ранее информация стала достоянием общественности. Вожди народов и всего мира, в конечном итоге, подверглись изучению словно под микроскопом, а их жизнь и деятельность стали предметом анализа и исследования в беспристрастном свете истории.

Рузвельт и евреи

Франклин Д. Рузвельт, четыре раза подряд избиравшийся на пост Президента США во время критического периода истории с 1933 по 1945 г.г., также не минул сей участи и был найден одним из величайших президентов Америки. Его в основном помнят за эффективно проводимые социальные программы и политику нового подхода, которая помогла вернуть к работе многих американцев после пережитой страной катастрофической депрессии. Это, в свою очередь, позволило ускорить экономическое восстановление страны. Осуществляя свою политику по воспитанию в нации нового духа патриотизма и уверенности в собственной судьбе и в ожидавших ее величии и процветании, Рузвельт любил повторять: “Есть только одна вещь, которую нужно бояться, и это ничто иное, как страх”. Тем не менее, историки, изучавшие сильные и слабые стороны его деятельности, отмечают, что он не оказывал поддержки евреям в захваченной нацистами Европе, когда те страдали от ужасов Второй Мировой войны и когда над ними постоянно висела угроза гибели. В это тяжелейшее время пророческое Слово Божье со всей очевидностью показывало израильтянам суть тех бедствий и предупреждений, данных чрез Моисея, которые должны были обрушиться на их головы в случае их неповиновения Богу: “Жизнь твоя будет висеть пред тобою, и будешь трепетать ночью и днем, и не будешь уверен в жизни твоей” (Втор. 28:66). Нерешительность и медлительность Рузвельта в это критическое время оказало крайне негативное влияние на попытки спасти евреев из оккупированной нацистами Европы. В то же самое время шведский дипломат и гуманист Рауль Валленберг, и ряд других людей, активно действовали, проникшись серьезностью сложившейся ситуации, и сумели спасти множество евреев из контролировавшегося немцами Будапешта и из других мест. Когда разразилась война, сионистская молодежь начала спасательные операции в захваченной немцами Европе, в то время как в Америке это движение совершенно утратило силу. Еврейские лидеры в США не были склонны к тому, чтобы действовать как одна группа радикальным образом, но находились под впечатлением, что Администрация Президента Рузвельта разделяла озабоченность о судьбе европейских евреев настолько же глубоко, насколько и они сами.

Смертельное промедление

Обеспокоенность, о которой говорилось выше, получает отражение в автобиографии нью-йоркского еврейского лидера Раввина Стивена Уайза и в дневниках министра финансов США Генри Морганто. 28 августа 1942 года Уайз получил информацию о том, что нацисты вот-вот должны были начать массовое истребление шести миллионов европейских евреев. Государственный секретарь США Самнер Уеллес порекомендовал Уайзу подождать с распространением этой информации на том основании, что вначале ее нужно было перепроверить. Видные представители американского еврейства согласились на это и ждали до ноября 1943 года, но, как оказалось, только лишь для того, чтобы узнать от Уеллеса, что погибло уже более двух миллионов евреев. Медлительность и бездействие американской администрации в быстро ухудшавшихся обстоятельствах были просто потрясающими. Самый первый доклад об учиненном нацистами геноциде прибыл к Уайзу через Министерство Иностранных Дел Великобритании, но американское представительство в Берне, Швейцария, по истечение трех недель возвратило это послание отправителю на тех основаниях, что его дипломатический протокол не позволял передачу информации подобного рода. Специальной директивой от Самнера Уеллеса американскому представительству было приказано передавать все послания, предназначенные д-ру Уайзу, со всей возможной быстротой. Когда, однако, прошло несколько недель полного молчания, то Уеллес обратился в Берн, но ему лишь удалось узнать, что в США ничего не переправлялось в соответствии с другим указанием, запрещавшим передавать очередные донесения о зверствах, которые могли вызвать новые массовые выступления и спровоцировать общественный протест.

Государственный Департамент США выглядел до невозможного нейтральным в этой ситуации, или даже равнодушным, когда речь касалась ужасов, творимых немцами по отношению к беззащитному еврейскому населению Европы. Госдепом США было высказано неудовольствие представителям еврейских делегаций в связи с антинацистскими демонстрациями в Америке. Государственный Департамент явно не мучился от угрызений совести и тогда, когда принес извинения Берлину за уничтожающее осуждение Гитлера, публично высказанное мэром Нью-Йорка Фиорелло Ла Гардиа.

Отмечается, что огромным препятствием на пути к активным действиям был сам Франклин Рузвельт, который не только придерживался антисемитизма, но и имел крайне недостоверные сведения о геноциде и о зверствах, творимых нацистами в Европе. На конференции союзников в Касабланке в январе 1943 года он даже посочувствовал сетованиям немцам, которые жаловались, что евреи занимают значимые должности в качестве академиков, ученых, юристов и докторов, а также и в других сферах общественной жизни. Рузвельт в чрезмерной степени руководствовался политической целесообразностью, происходившей от осознания им факта, что он уже располагал девяносто процентами голосов избирателей от еврейской диаспоры, поэтому он не испытывал никакого желания продолжать делать что-либо на их благо. Он не предпринимал никаких мер на протяжении четырнадцати месяцев в ответ на приходящие доклады из Европы.

Англо-американская конференция, посвященная теме геноцида, устроенного немцами, была созвана в Бермудах в апреле 1943 года. Достигнутые ей выводы заключались в том, что ничего нельзя было предпринять с тем, чтобы помочь евреям в их трагической ситуации. В конце концов, при незначительном участии Администрации США был основан комитет по делам военных беженцев. Девяносто процентов всех средств, поступавших для его деятельности, приходило из разного рода еврейских источников.

Газета “Нью-Йорк Таймс” сказала про Холокост, что это было “возможно, самое великое в истории массовое истребление”, однако места этому свидетельству в газете было уделено буквально пару дюймов. Значение этих слов терялось в потоке других описаний трагических событий, имевших место в период Второй Мировой войны. Даже когда американские войска вошли в лагеря смерти и своими собственными глазами увидели шокирующее состояние истощенных еврейских заключенных, которым удалось выжить, то и тогда мало кто из американцев мог поверить историям, рассказанным миру этими уцелевшими обо всем, через что им довелось пройти.

Труман сменяет Рузвельта

Историк Пол Джонсон пишет следующее: “В последние недели своей жизни Рузвельт стал еще большим антисионистом, что было вызвано его встречей с королем Ибн Саудом после Ялтинской конференции. Дэвид Найлс, который в то время был помощником Президента и, одновременно, сторонником сионистского движения, позднее заявил: “Я питаю самые серьезные сомнения относительно того, что Израиль вообще образовался бы как государство в том случае, если бы Рузвельт продолжал жить”. Сменивший Рузвельта на посту Президента Гарри С. Труман был в гораздо большей степени привержен делу Сионизма; эта его приверженность частично объяснялась чувствами, которые он питал к евреям, и частично расчетливостью. Он очень сочувствовал еврейским беженцам. Он считал, что в Палестине евреи потерпели провал. К тому же, он был в гораздо меньшей степени уверен в благосклонности еврейских избирателей, чем Рузвельт в своё время”.

Уинстон Черчилль, известный своим сочувствием делу Сионизма, считал, что в Палестину должен был устремиться гораздо больший поток еврейских переселенцев, однако его министр иностранных дел Энтони Еден доказывал, что увеличение еврейского населения в Палестине негативно скажется на отношениях Британии с ее арабскими союзниками на Среднем Востоке и поставит под угрозу военно-стратегическое положение Англии в этом регионе. Когда раввин Уайз попросил Едена поддержать англо-американский план, целью которого было убедить Германию разрешить евреям покинуть оккупированную Европу, то министр ответил, что вся эта затея была “фантастически невозможной”. В частных беседах, однако, он признавал осуществимость этого предложения. Министерство Иностранных дел не поддерживало инициативу по принятию в Англии еврейских беженцев из Европы и выказывало неодобрение в ответ на любые просьбы об этом. “Непозволительное количество времени Министерства”, - как-то заметил один сенатор - “Впустую тратится на то, чтобы заниматься вопросами этих причитающих евреев”.

Далее Джонсон пишет: “Сразу после того как Британия отказалась от своего мандата, Труман предпринял энергичные меры по созданию еврейского государства. В мае 1947 года палестинская проблема рассматривалась в ООН. Специальному комитету было поручено разработать план, в результате чего на свет их появилось целых два. Меньшинство рекомендовало создать союзное государство, состоящее из двух наций. Большинство же выступало за образование раздельных государств - еврейского и арабского, причем Иерусалим входил бы в международную зону. Благодаря мощной протекции Трумана, в ноябре второй план был подписан на Генеральной Ассамблее ООН при 33 голосах “за”, 13 “против” и 10 “воздержавшихся”.

Когда, однако, Царство Божье будет установлено на земле, еврейский народ, столь часто преследовавшийся и подвергавшийся дискриминации на протяжении всей неспокойной истории человечества, превратится в главу всех наций и станет народом, который будет пользоваться всеобщим уважением и которому будут подражать как истинному народу Божьему: “Так говорит Господь Саваоф: будет в те дни, возьмутся десять человек из всех разноязычных народов, возьмутся за полу Иудея и будут говорить: мы пойдем с тобою, ибо мы слышали, что с вами Бог” (Зах. 8:23).

ЧЕЛОВЕК, НЕ ПРОШЕДШИЙ МИМО

Спустя лишь некоторое время после того, как статья “Холокост: когда мир прошел мимо” была подготовлена для первичной публикации в англоязычном христадельфианском журнале “The Testimony” (Vol. 74, № 878, февраль 2004 г.), издатель “The Testimony” Тони Бенсон получил е-мэйл с приглашением прочесть статью на одном из интернет-сайтов об усилиях молодого американского политика Линдона Джонсона, которому позднее суждено было стать Президентом США. Эти его усилия были направлены на спасение евреев от нацистов. Вся его деятельность в этом направлении выглядит яркой противоположностью той плачевной истории, что была описана выше в статье брата Д. Еллиотта.

Линдон Джонсон родился в Техасе в 1908 году и был избран в Палату Представителей в 1937. Уже в 1934 году он стал испытывать всё большее беспокойство по поводу прихода к власти в Германии нацистов под руководством Адольфа Гитлера. В 1937 он голосовал за то, чтобы Америка предоставила убежище евреям из Польши и Литвы, покидающим Германию с поддельными паспортами. Он придерживался этой позиции несмотря на то, что другие конгрессмены от южных штатов голосовали против.

События, которым посвящена статья, начались в 1937 году, когда один из владельцев техасских газет, Чарльз Марш, и его невеста Элис Гласс, возвратились из поездки в Германию весьма озабоченные нацистской угрозой и полные решимости помогать евреям спасаться от ужасной участи, которая ожидала их в случае продолжения своей жизни в Германии. В частности, уже в следующем году они решили помочь талантливейшему молодому музыканту Эриху Лейндорфу, являвшемуся австрийским евреем. Он находился в Америке в тот момент, когда нацисты захватили Австрию, и захотел остаться в этой стране. Они заручились поддержкой Линдона Джонсона, разработавшего сложную схему, с помощью которой можно было обойти иммиграционное законодательство и которая позволила Лейндорфу, в итоге, получить разрешение на постоянное проживание в США.

Это было лишь началом плана, получившего название “Операция Техас”. В рамках этого плана использовались самые разные средства, легальные и не легальные, с помощью которых Джонсону удалось перевезти в Техас сотни европейских евреев. Средства на эту деятельность выделялись его знакомыми из числа богатых представителей диаспоры. В итоге, еврейские иммигранты, вопреки закону, были охвачены программой, проводившейся Техасской Национальной Молодежной Администрацией, директора которой звали Джесс Келлум и который был давним другом Джонсона. История “Операции Техас” стала известна только тогда, когда на церемонии освящения новой еврейской синагоги в Остине, Техас, в декабре 1963 года, на которой присутствовал сам Линдон Джонсон, только что избранный Президентом США после убийства Джона Ф. Кеннеди, глава местной еврейской общины Джим Нови рассказал о том, что именно случилось в прошлом. В конце своей статьи Смоллвуд говорит:

“Сегодня Линдон Джонсон всё еще подвергается нападкам многих мирян и историков. В его отношении сложился стереотип грубого, невежественного техасца, который имел мало серьезных убеждений и который использовал подворачивающиеся под его руку возможности с целью наживы политической выгоды. “Операция Техас” разрушает этот ложный образ. “Скрытая от глаз” история Техаса свидетельствует о том, что Джонсон спас сотни евреев от Холокоста и поступил так только потому, что заботился о “Народе Библии” и уважал человеческую жизнь”. Однако наибольший интерес представляет та часть книги, в которой Смоллвуд рассматривает причины заинтересованности Джонсона в евреях. Он объясняет, что эта заинтересованность возникла на почве христадельфианских учений, которых придерживались его дед Сэм Илэй Джонсон, а также несколько других родственников, которые, как и его дед, тоже являлись христадельфианами. Сэм Джонсон, несомненно, втолковывал своему внуку: “Заботься о евреях, об этом избранном Богом народе. Относись к ним как к своим друзьям и помогай им всем, чем только можешь”. Одна из тётей Джонсона, Джесси Джонсон Хатчер, была христадельфианкой, и на протяжении всей его политической карьеры рассказывала ему о евреях и о их месте в замысле Божьем. По существу, Смоллвуд цитирует выдержки из статьи, опубликованной в свое время в христадельфианском журнале “The Christadelphian”, рассказывавшей об этом. Влияние христадельфианских учений на Линдона Джонсона было темой ряда статей, которые публиковались также и в журнале “The Testimony”.


Вернуться обратно…